Морские байки 2005

50m resists.

Наукой зафиксированы отдельные паранормальные случаи, когда вывешенные за борт на веревке дайв-Морские байки 2005компьютеры бесследно растворялись в морской воде…

Двое моряков дальнего плавания решили купить что-нибудь «реальное» за границей за валюту, т. е. какие-нибудь сувениры, чтоб перед мужиками было не стыдно. И вот приобрели они двое часов по $50 (чумовые деньги тогда) за штуку. На часах были надписи «50m resists» ну, типа, 50 метров глубины выдерживают. Так вот, чтобы перед мужиками было совсем не стыдно, решили они эту информацию проверить… Взяли веревочный (не тросиковый) линь (кто не знает — такая веревка, глубину измерять), привязали часы (двое вместе) и стали спускать в пучины морские и вдруг… на глубине метров 40 — рывок! Быстро тащат линь наверх — веревка оборвана… Все… рыбка скушала…

 

                                                                       Крутой ныряльщик.

Раз в год мы с небольшой компанией выбираемся на Красное море. Хоть спецы мы в подводном плаванье и хреновые, гордо зовем себя дайверами. И вот в нашу компанию затесался один паренек. Себя он назвал крученым ныряльщиком, но таковым не являлся (дошли слухи), кроме бассейнов и близлежащих прудов нигде не нырял, но весь из себя. Вот сидим, культурно выпиваем и заходят к нам две подружки, дамы провинциальные, но ужасно аппетитные. Рюмка за слово, и вот мы начинаем хвастаться своими подводными достижениями. Девчонки с открытым ртом внимают. И наш герой видя, что красавицы абсолютно не обращают на него внимания, решил выделится таким изречением: — Да фигня это ваше Красное море, вот я на Мертвом нырял… Мы легли. Правда девчонки не смеялись, видно тоже ныряли.

 

                                                                    Пьяный водолаз.

Эту историю, описанную в какой-то книге про водолазов*, в следующей интерпретации пересказал мне один приятель. Дело было в Англии много лет тому назад. В порту затонуло судно. На разгрузку этого парохода было нанято несколько водолазов. С работой они справлялись успешно даже, несмотря на то, что в те времена подводное снаряжение было весьма примитивным: например, каждый водолазный башмак весил около 20 кг., а на голову надевалась большущая металлическая сфера, имевшая один иллюминатор спереди, а также два по бокам — для лучшего обзора. Короче, все шло путем, как вдруг офицер, отвечающий за отправку водолазов под воду и встречу их на поверхности, однажды заметил, что один из спасателей вернулся из погружения в дупель пьяный. «Ну», — думает, начальник, — «видать не доглядел перед началом работ и Боб уже косой под воду полез». На следующий день история повторилась. Поскольку напиться под водой на 15 метровой глубине невозможно, то на третий день перед погружением Боба его непосредственный начальник обнюхал с ног до головы. Водолаз был трезв как стекло. Однако из-под воды вылез покачиваясь. При этом напрочь отрицал прикладывание к бутылке как до, так и во время пребывания под водой. Каким же образом удавалось набраться подводнику в пучине морской? Все оказалось довольно просто: в один из своих заплывов Боб обнаружил в трюме ящики с виски. Но само по себе это не разрешало насущной проблемы — выпить. Но вот когда ныряльщик в одном из отсеков корабля наткнулся на сохранившиеся под потолком воздушные мешки, решение ребуса родилось молниеносно — соорудив пирамиду из ящиков Боб забирался на ее вершину и его голова оказалась на воздухе. Дальше все было делом техники: с помощью какого-то подручного инструмента он выкручивал переднее стекло в своем шлемаке (благо, конструкция это позволяла сделать) и дубасил это самое виски сколько в него могло влезть. Секрет подводного пьянства Боба открылся случайно по его же собственной неосторожности.   В одно из очередных погружений, по телефону от Боба на поверхность пришло сообщение (скафандры были оборудованы связью), что у него потерялось стекло иллюминатора от шлема. Публика на земле просто охренела от такой новости, поскольку в подобном случае водолаз не смог бы не то что разговаривать по телефону, но даже и оставаться сколько-нибудь долго под водой. Короче, можно только представить изумление напарника, поспешившего на выручку Бобу с запасным стеклом, который обнаружил своего коллегу не только живым и здоровым, но и с бутылкой виски в руках.  Должно быть, за свою подводную пьянку Боб лишился работы, но лично я, посчитал бы правильным за смекалку добавить ему жалования.
* книга В. Тюрина «Внимание! Глубина».

 

Дайвер неумеющий плавать? Легко!
Пересказано из книги «Улыбки космоса».

В отряд космонавтов Валерий Рождественский попал с Балтфлота, где служил водолазом (не все ж летчикам в космос летать). Занятия были разнообразные и вот на одном из них кандидатам в Герои Советского Союза (а тогда звездочку, как помните, давали за каждый полет) предстояло прыгнуть с вышки. Все бы ничего, но вот беда — Рождественский не умел плавать! А зачем собственно? Если помните, водолазы в тяжелом скафандре по дну ходят, а не плавают. Собственно так он и поступил: смело поднялся на 5-ти метровую вышку, сиганул вниз «солдатиком» и быстро-быстро пехом по дну к лесенке, благо дыхалки хватило. Инструктор покосился, но ничего не сказал. Второй раз тем же макаром. Третий… Тут инструктор не выдержал:
— Ты что издеваешься!?!!!
— Да нет, просто я плаваю как топор. Неверие, потом хохот всей группы еще бы, моряк не умеющий плавать! К концу подготовки Рождественский плавал уже великолепно. Те, кто отобрал бывшего водолаза Рождественского для полета на Союз-23 как в воду глядели. После неудавшейся стыковки СА умудрился сесть в казахской степи прямо… в озеро Тенгиз. Зимняя ночь, -20, соленое озеро. Вообщем звездочку Героя свою, единственный водолаз-космонавт и один из 2-х приводнившихся на Союзе заработал очень тяжело.

 

 

                                                                         А что-нибудь в рот дадите?
Евгений Лукоянов

Этот случай произошел прошедшим летом в дайв-центре, находящемся на Большом Утрише (Черное море), где мне довелось работать дайв-гидом. Надо сказать, что работали мы вдвоем с напарником, ростовским инструктором Сергеем Алексеевым и день, предшествующий тому когда этот случай произошел, выдался для нас весьма тяжелым. Мало того, что с утра до вечера таскали народ под воду, так пришлось еще несколько человек в «ночное» сводить.
Итак, примерно часиков в девять утра мы с Серегой открываем дайв-центр и пользуясь минутами затишья, связанными с полным отсутствие клиентов, роняем свои тела по креслам и погружаемся в состояние сладкой дремоты. Через какое-то время наше блаженство было нарушено визитом двух девушек судя по всему решившими посмотреть «сказочные красоты Черного моря». Причем, если я хоть глаза сумел разлепить и приготовился к разговору с потенциальными клиентами, то Серега даже и не предпринял попытки придать себе вид более приличествующий облику героического водолаза.
Теперь попробую дословно воспроизвести разговор, состоявшийся у меня и той из девушек, что была побойчее:
— Извините, а это у вас можно погрузиться под воду с баллонами?
— У нас (ленивым голосом).
— А это очень страшно?
-Нет, это совсем не страшно. Это очень красиво.
-А снаряжение тяжелое?
-Да нет, девчонки, вы его в воде и чувствовать не будете.
-А скафандр дадите?
-Скафандр не дадим, а гидрокостюм на вас наденем.
-А что-нибудь в рот дадите?
-И в рот что-нибудь дадим.
В этот момент, ранее дремавший Серега, оживает и начинает с интересом разглядывать наших посетительниц. Я же начинаю смеяться, а девчонки переглядываться между собой. Когда и до них дошел смысл последней реплики, они поддержали меня дружным смехом, причем без тени какого либо смущения. А добавленная Серегой реплика» Девчонки, а вы че под водой делать-то собираетесь? » заставила нас еще громче смеяться!
Вообщем заряд бодрости и веселого настроения на весь день был нам обеспечен…

 

 

                                                                       Под водой.
Евгений Лукоянов

Этот забавный случай произошел прошлым летом на черноморском побережье. Поселок Шепси, где располагался наш дайв центр, со всех сторон окружен всевозможными санаториями и базами отдыха. А у таких санаторно-курортных мест есть одна особенность. Дело в том, что распорядок дня отдыхающих напрямую зависит от расписания работы столовой. Никому из курортников не хочется пропустить завтрак, обед или ужин. Следовательно, в двенадцать часов дня все они дружно срываются с пляжа и дружной рысцой перемещаются к своим столовым. Пляж пустеет прямо на глазах. Затишье длится, приблизительно, пару часов. Потом народ потихоньку начинает возвращаться к солнцу и морю.
Вот таким двухчасовым затишьем я и решил воспользоваться, чтобы сводить под воду свою жену. Клиентов все равно нет, что время впустую пропадать будет?
Была только одна проблема: с кем оставить своего трехлетнего сына Лешу? Но мой товарищ по имени Володя любезно согласился присмотреть за ребенком на время нашего с супругой погружения. Но чтобы не сидеть под палящими лучами полуденного солнца, он решил, что будет наблюдать за Лешей из дверей дайв центра. А надо отметить, что с ярко освещенной улицы практически не различить, что происходит в помещении центра. Сказывалась разность освещенности.
Вообщем, мы с женой с чистой совестью и спокойными сердцами уходим под воду, а на берегу начинают развиваться события моего повествования.
Итак. Час дня, невыносимая жара, пустынный пляж, полный штиль, не единой волны. На берегу, у самой кромки прибоя, сидит трехлетний ребенок в панамке и играет камушками. Лепота. Дальнейшее развитие событий нам с женой описывал Володя, наблюдавший за всем из полумрака дайв-центра.
Так вот. На пустынный пляж появляется супружеская пара вновь прибывших отдыхающих и начинают осматривать местные достопримечательности. Причем, сразу было видно » кто в доме хозяин». При наблюдении за ними в голове возникала фраза: » Муля, не нервируй». Ну, на пляже-то смотреть особо не чего, да и не на кого и Леша сразу привлек внимание этой дамочки. Она, вместе с мужем, подходит к нему и спрашивает: » Мальчик, а где твоя мама?» Алексей у меня ребенок честный и поэтому, глядя своими ангельскими глазками на тетю с дядей, вытянул ручонку в сторону моря и вымолвил: » Там». Тетя с дядей застыли. Через какое-то время тетка продолжает: «Мальчик, а мальчик. А где твой папа?»
Леха опять показывает в сторону моря и говорит: «Там». Парочка пристально начинает разглядывать зеркальную поверхность воды и не обнаруживает на ней никаких признаков жизни! Взгляду просто не за что зацепиться на поверхности. Вот тут и прозвучал вопрос, ответ на который подвиг дамочку к более серьезным действиям. Она спросила: «Мальчик, да куда же они делись?» На что Леша честно ответил: «Под воду». После такого ответа дамец начала подпихивать своего благоверного к воде и
учить его как надо нырять и искать родителей бедного мальчика. Мужик нырять не очень то хотел и, ссылаясь на хондроз, бронхит и геморрой в воду лезть решительно отказывался. Тут его осенило. Он достал мобильный телефон и предложил позвонить в МЧС, милицию и пожарным. Причем дело начало приобретать весьма серьезный оборот.
Тут уж мой товарищ не выдержал и вмешался в развитие процесса. Ему пришлось долго объяснять этой парочке, что да как да почему. Но даже после подробного объяснения они остались посмотреть: выйдут родители ребенка из-под воды или нет? А мы, выходя из моря, так и застали всю четверку на берегу.
Вот такая бдительность.

 

Че как? Как бы это.
Евгений Лукоянов

Хочу поделиться с Вами коротенькой историей о том, какие уникальные фразы можно услышать, работая в дайв-центре (да и не только там).
Вообще я думал, что персонажи анекдотов про «новых русских» остались в далеком прошлом, ан нет. Чудеса время от времени происходят. Встречаются еще на родимой земле представители вышеупомянутого сословия. С одним таким уникумом мне и довелось пообщаться прошедшим летом.
Внимание к себе этот персонаж привлек еще издалека, уж больно экзотически он выглядел. Рост, примерно, метр шестьдесят. Объем живота приблизительно такой же. На шее болтается золотая якорная цепь с крестом вместо якоря. Из одежды только плавки и татуировки в огромном количестве. Причем на пузе сделана русалка весьма похожая на ту, что на эмблеме КМАСа, только поза другая. По бокам от него вышагивали две длинноногие девицы двухметрового роста. Короче, все по понятиям…
Так вот. Подходит это чудо к дайв-центру и начинает читать рекламный стенд, при этом водя пальцем по строчкам написанного на стенде текста. Потом какое-то время стоит на месте и переваривает полученную информацию. Девицы во время этого действа просто глаз со своего кумира не сводят, смотрят на него как на бога. Выдержав театральную паузу, процессия заходит в помещение дайв-центра и медленно подходит ко мне. Окинув меня оценивающим взглядом, посетитель произнес: » Че как? Как бы это» и замер. Я не стал выжидать театральных пауз и тут же выпалил: «Мужчина, а вы не могли бы перевести все вами вышеизложенное на язык более привычный для восприятия?». На лице посетителя прямо видно было, что какая-то шестеренка в его мозгах «чисто конкретно» заклинила. Причем, сопровождающие его красавицы тоже замерли.
Во время этой немой сцены мне начало становиться немного не по себе (мало ли как воспримет мою издевку этот не совсем обычный посетитель). Завершилось же все следующим образом: процессия в полной тишине развернулась и не спеша, но молча, вышла из дайв-центра и направилась к расположенному рядом с нами ресторанчику. Видимо они решили, что дайвинг — это слишком тяжелое для их голов занятие…
А фразу эту гениальную я взял себе на вооружение, уж больно она емкая!
Че как? Как бы это.

 

                                                                  Клюнуло!
Прислал Александр Белый

Я акваланг купил по дешевке. Вот про первый и последний случай его использования мною хочу рассказать. Замечу, что все описанное, правда, от первого до последнего слова. Купил с рук. В январе. Давление в двух баллонах было 50 атм. Искать, где дозарядить было некогда, потому что очень хотелось испытать.
Решил для начала в ванне. Налил воды, нацепил аппарат и лег на спину. В загубник сразу пошла вода. Закашлялся, а не встать, не повернуться. Загубник пристегнул резинкой, так как почему-то думал, что он может выпасть. Чувствую, хана сейчас будет. А в панике ничего не сообразить. Еле дотянулся до сушилки и встал. Кое-как выбрался из ванны и пополз в коридор. Смеялся я потом долго, представив милицейскую сводку: «утонул в ванне с аквалангом». Вероятно, редуктор, или как он там, был не полностью в воде и клапан не закрывался до конца. Поставив на ванне крест, решил испытать машину в естественных условиях. Подговорил двух приятелей, и отправились на водоем. Вырубили прорубь, где поглубже. Поглубже настояли приятели. Напялил я на себя поболе свитеров и штанов, а сверху советский, времен финской кампании, резиновый костюм (короче его закатывать надо, а затем поясом все крепится.) К поясу привязали капроновый шнур метров 50, с комментарием, что пока я его весь не вымотаю, могу не всплывать. Закрепил клапан аварийного всплытия (он уже сработал) и полез. А не тут-то было. Я как это в проруби болтался, а нырнуть не мог. Свитера сказались. Сунули мне за пояс топор — мало. В руки дали ломик-пешню, бесполезно. Тогда ребята сходили на берег и вырубили здоровенную рогатину. За шею меня ею зацепили и под лед засунули. Гляжу, все серо-зеленое, и только светлый потолок сверху, весь в пузырьках. Не, думаю, тут вы меня не возьмете: отплыл кое-как метров пять (ко льду все равно прижимает), и стал потихонечку шнур выбирать одной рукой, мол плыву. Выбираю, а меня разворачивает помаленьку. Неудобно с ломом.
Шнур я выпустил в какой-то момент, и он стал тонуть. А мне его не достать. Я ко льду
пришпилен. Как только шнур утонул, я понял, что не знаю куда плыть, по идее он сзади
привязан, но его не видно. Страшно стало, но, помня случай в ванне, паниковать не стал.
Крутился, крутился, зацепил как-то рукой. Ну, думаю, хватит пора наверх. А была договоренность, как только я подергаю за веревку, ребята меня начнут тянуть.
Ну, я и подергал, но не принял в расчет их рвения. Как меня подсекли! Я сложился как креветка. Руки-ноги вместе, зад вперед. Маску сорвало об лед. В таком положении меня и выдернули. А теперь представьте картинку. Идет мужик по тропинке через озеро. Над прорубью сидят два угрюмых чела и пьют водку. В прорубь уходит веревка. На вопрос «что мужики делаете?», был короткий ответ – «рыбу ловим». И тут «клюнуло».
А теперь представьте реакцию мужика, когда из проруби «выдернулся» некто с пучеглазыми глазами с топором и ломом… Когда я огляделся, мужика уже и видно не было.

 

                                                               Знакомство.
Александр Котельва
В студенческие годы я занимался подводным плаванием в клубе «Корифена» Донецкого университета. Тренировки проводились в бассейне ДОСААФ. Бассейн как бассейн, в меру грязный и обшарпанный, но очень нами любимый, и с энтузиазмом посещаемый. Три раза в неделю, как на праздник ходили. Дружный был у нас клуб. И вот на одной из тренировок плаваем мы как обычно десять «полтинников» с ускорением. То есть каждый следующий «полтинник» нужно проплыть быстрее предыдущего. А тренер стоит с секундомером на бортике и выкрикивает: «Первый — пошел!», «Второй — пошел!» и так далее. Человек по шесть на каждой дорожке помещалось. В воздухе запах хлорки – хоть топор вешай. Глаза у всех красные, как помидоры. Нагрузки, конечно, для начинающих запредельные, но никто не ропщет. Ребята и девчонки молодые, резвые — каждый старается лучше другого результат показать. В этом возрасте особенно силен дух конкуренции.
После очередной пятидесятиметровки, стоим мы у бортика на мелкой части, воздух ртом хватаем. Через несколько секунд новый старт. И вдруг, к тренеру подходит новенькая девушка и вежливо так спрашивает: «Валерий Петрович, скажите пожалуйста, а когда воду из бассейна будут выпускать?». И вроде негромко она это спросила, но мы в этот момент ждали команду тренера, поэтому все уши были повернуты в его сторону. В бассейне тут же воцарилась тишина. Тренер и сам был озадачен таким неожиданным вопросом. «Ну, вообще-то профилактику в бассейне летом проводят: воду спускают, трубы меняют, плитку подклеивают» неуверенно начал объяснять он. «А почему ты спрашиваешь?». — «Да, понимаете, я ласты на глубокой части потеряла».
Если бы она шутила, то бассейн огласился бы взрывом хохота. Но все продолжали молчать — по интонации новенькой мы поняли, что спрашивает она серьезно. Девушка была явно расстроена — до лета еще далеко (дело было в сентябре), видно придется покупать новые ласты. Не знаю, как она себе это представляла. Возможно, в душе надеялась, что бассейн каждый вечер выпускают, а утром опять наполняют. И вдруг, такой удар судьбы. А ныряние она еще не проходила, поэтому об этом варианте как-то не подумала. Наконец-то тренер пришел в себя. Он хитро прищурился в нашу сторону: «Ну-ка, кто первый найдет ласты!». Это было покруче, чем команда «Первый — пошел!». Вода буквально закипела от мелькающих рук и ласт. «Пошли» все одновременно, причем в таком темпе, словно это был последний полтинник.
Все, да только не я. На нашей дорожке я был самый опытный. Остальные были первокурсники, а я учился уже на втором курсе, и соответственно, второй год занимался в клубе. Я прекрасно понимал, что доплыть первым — это еще не победа, потом нырять придется. А видимость чуть больше метра, да и мы без масок, так что это еще не факт, что ласты быстро найдешь. Трезво распределив силы, я быстро, но без надрыва, поплыл на глубокую часть, делая усиленную гипервентиляцию. Мои конкуренты, запыхавшись по дороге, даже до дна толком донырнуть не смогли. Когда я подплыл, они уже висели на дорожках, пытаясь восстановить дыхание. Я нырнул и челночным методом стал прочесывать дно бассейна.
Как вы уже догадались, ласты поднял именно я. Тогда мне было очень приятно одержать эту маленькую победу. Мне было приятно вдвойне, когда симпатичная новенькая наградила меня восхищенным взглядом. Наверное, я ни за что не запомнил бы этот маленький эпизод своей студенческой жизни, если бы не одна деталь.
Так я познакомился со своей будущей женой.

 

                                                                   Водяной.
Кирилл Гостев

Эта история была рассказана мне моим инструктором, а произошла она где-то в теплых морях, при погружении большой многонациональной группы дайверов с гигантского корабля. Там же присутствовала группа российских аквалангистов в количестве, если не ошибаюсь, человек пяти.   Место для нырялки было выбрано отличное, видимость метров 15-20, но из-за большего количества ныряющих вместо дна с борта были видны только желтые баллоны. Кроме того, как только наши дайверы пытались под водой удалиться от ныряющей общественности, за ними тут же увязывалась группа в полосатых купальниках. В общем, то ли терпению их пришел конец, то ли просто повеселиться захотелось, но произошло следующее. Где-то были найдены здоровенный неисправный магнитофон азиатского производства с большим количеством разноцветных огоньков и очки без стекол и все эти ценности были взяты с собой под воду. Российские дайверы, отделившись от коллектива, установили магнитофон на камень и внутрь его корпуса вставили октопус, заклинив кнопку принудительной подачи. Один из дайверов, имевший довольно длинные волосы и бороду снял маску, надел очки без стекол и уселся рядом с магнитофоном на камень, напоминающий трон. Все дружно начали производить телодвижения, характерные для танцующих людей. В этот момент из-за рифа появляется группа немецких водолазов, плывущая стройной шеренгой по двое и видят потрясающую картину: на троне сидит водяной в очках с развевающейся шевелюрой и бородой, рядом «играет» магнитофон (пузыри из колонок так и валят), вокруг пляшут веселые дайверы… Немцы тормозят со скрипом покрышек (в смысле ластов), разворачиваются и быстро уносятся во мрак.
Когда наши всплыли и вылезли на борт, все показывали на них пальцами и говорили «Ит из крези рашн дайверз» и еще что-то непереводимое добавляли на своем иностранном языке. За то за ними теперь никто не плавал и не мешал наслаждаться подводными красотами.

 

Охотники на лося.

Отец рассказывал. Он работал капитаном скоростного пассажирского теплохода «Метеор». Один раз идет он, значит (в смысле плывет по реке), и видит: реку переплывает лось. Сразу газ сбросил, чтоб не придавить, фарватер видно узкий был — не объехать. Очень красивое зрелище: утренний туман, рога, восход на реке и замерший крылатый корабль. Все участники происшествия затаили дыхание. Тут тишину разрывает вопль первого (первый помощник кэпа и судмеха):
— Сан Саныч! Дайте я его поймаю! Да я его!
И прочая. Отцу интересно тоже, как он его поймает, явно не для зоопарка человек ловить собрался, значит «поймаю» в смысле «изловлю и умертвлю». Первый-первый кликнул в помощники моториста, скинули они лодку «Казанка» с кормовой площадки, поставили мотор и попилили в сторону удаляющихся рогов. Дальше было вот что. Лосиную голову они догнали довольно быстро неподалеку от берега. Набросили на рога веревочную петлю, другой конец которой — внимание! был накрепко привязан к носовой петле лодки. Первый затягивает петлю и дает отмашку мотористу, типа назад. В этот момент, порядком струхнувший лось цепляет ногами дно и начинает натурально ломиться на берег. «Вихрь» с нагрузкой не справляется, буксировать лодку с прицепленным лосем отказывается и глохнет. Между тем, сцепка лось-лодка с двумя перцами на борту выезжает на берег, теряя на мелководье подвесной мотор, и продолжает свое движение в сторону леса, причем на достаточно высокой скорости. Моторист, собрав остатки мужества в кулак, привстает со дна лодки, куда они оба рухнули в момент перемены стихий, и пытается перепилить ножом, припасенным для умерщвления дичи, пеньковый канат. Узел далеко, приходиться тянуться, в общем, дело не спориться. Тут еще подлесок начался. Едут они уже по лесу, ветки какие-то по головам бьют, да и вообще, трясет суденышко сильно на кочках да стволах всяких. Конец путешествия наступил в метрах двухстах от линии берега, где лодку зажало в развилке дерева. Лось, оторвав петлю с мясом, убежал в голубые дали. Ребята, полностью охреневшие от короткого, но насыщенного путешествия вышли на берег и знаками подозвали корабль. Решением собрания экипажа ни лодку, ни мотор решили на ребят не вешать.

 

                                                                  Охотники на лося 2.
Записал Володя
Дело было весной в самый разлив. Два мудака ставили сети. Гребут потихоньку по речке, смотрят — выходит лось. Заходит в речку и спокойно, не обращая на них внимания, поплыл на тот берег. Прямо возле их лодки. Ну, мужики такую наглость вытерпеть, конечно, не могли. Тот, что потрезвее берет конец цепи от лодки и закидывает его лосю прямо на рога!
Какая к черту рыба, когда тут целый лось! Все трое плывут, балдеют! Лось вышел на берег….. и пошел дальше! А два мудака в лодке за ним, гребут веслами!
Так и гребли через все поле, пока лодка не застряла между двух берез. Говорят, эта лодка до сих пор там торчит.
Мораль. Лучше синица в руках, чем дятел в ж…пе!

 

На рыбалку на танке.
   Дело было много лет назад, в те времена, когда соляра текла в войсках рекой и прапоры были не такие строгие как щяс. Дело происходило в танковом полку. В общем, захотелось командиру роты ухи на обед откушать. Думал он, думал, руками ловить солдат заставить — много не наловят, с автоматом отправить — больше патронов израсходуют, да и потом отчитываться. Так что остается одно — танком. А как? Не из пушки же палить. А стояли в гаражах этой роты танки (название за прошествием времени забылось), что-то типа БМД — боевая машина десанта. Плавать она могла. Вот и отправил он бригаду за рыбой. Не далеко от расположения роты небольшая плотинка была и прудик за ней.
У БМД есть регулировка угла наклона трубы (иначе это никак назвать нельзя) выпуска заглатываемой воды (диаметр трубы – 0,75 м, и их там 2-е), установили угол как раз, чтобы водичка из прудика назад за плотинку залетала. Вот значит, загоняют эту махину в прудик (1/3 прудика заняла), и газ до пола! Весь процесс занял около часа — рыбу пришлось загружать через верхний люк, в отсек для десанта! В ходе проведённой рыбалки, рота была обеспечена ухой на 3 дня!!!

 

Кладовщик.

Одна из военно-строительных частей возводила 20 лет назад некий объект на черноморском побережье. И как-то в часть пришло письмо от матери одного из военнослужащих, в котором она благодарила командира за заботу, и за то, что у ее сына такая хорошая служба — каждый месяц она получает от него перевод на 100-150 рублей, в их колхозе таких денег почти никто и не зарабатывает, соседки аж иззавидовались.
Естественно, для командира такие доходы солдата были откровением (своей матери он столько не посылал). Тем более, выяснилось, что рядовой был кладовщиком на удаленном объекте и практически бесконтрольным (т. е. несколько солдат во главе с вольнонаемным мастером приезжают утром на
грузовике, что-то строят, вечером их увозят, а ночью объект и стройматериалы охраняет от нездорового интереса аборигенов, сторож-солдат). Тут же на объекте была проведена полная ревизия – но, к общему удивлению, все было цело. Зато когда начали осматривать бытовку сторожа, она оказалась битком забита дорогой столовой посудой, также присутствовало несколько увесистых мешочков с разменной монетой, маска для подводного плавания и ласты.
Как выяснилось, подводное плавание и послужило причиной необычного благосостояния кладовщика. Ночью он честно нес службу по охране вверенного объекта, а днем, в свободное от заслуженного сна время, отправлялся к морю и плыл к расположенному в паре километров, роскошному ресторану с видом на море, где кутил народ. А кутили неслабо, и когда
веселье доходило до апогея, в воду летела посуда, мелочь на счастье, и все, что подворачивалось под руку. Он собирал добычу, и возвращался к месту несения службы. Причем здравого смысла у воина хватало, не устраивать собственных банкетов, а поддерживать объект в идеальном порядке, дабы не лишиться столь выгодного места.
Финал истории вполне разумен. Командир оставил его дослуживать сторожем, а посуда была передана в солдатскую столовую и немедленно разворована ее заведующим.

 

                                                                   Забыли, блин!
Юрий Юрковец

Была у меня одна детская мечта — поплавать с аквалангом на коралловом рифе. Мечта, навеянная книгами и фильмами неутомимого французского исследователя Кусто.
Сколько той жизни, подумал я однажды в разгар рабочего дня, чтобы она вся состояла из непрестанных трудов, тягот и забот. Разве мы появились на свет, чтобы быть вьючными осликами? И бесконечно тащить свою ношу? Разве жизнь не дана нам свыше именно для того, чтобы мы могли осуществить свои мечты? Пусть даже самые наивные, самые детские и глупые… И вот я оказался на дайверском суденышке, доверху загруженном желтыми баллонами со сжатым воздухом, пластиковыми ящиками с гидрокостюмами, компенсаторами, ластами, масками и прочими дайверскими причиндалами.
Наше посудина с громким названием «Санта-Мария» направлялась в самое сердце самого прозрачного в мире Красного моря к одному из красивейших, как было обещано, коралловых рифов. Компания дайверов состояла из трех арабов-инструкторов, десяти немцев и двух наших — русскоязычного эстонца Вована, с ног до головы татуированного драконами, и москвички Лены, девушки лет пятидесяти. Несмотря на разность мировоззрений и ценностных ориентиров, мы с Вованом быстро нашли общий язык — мечта у нас оказалась одинаковой. Москвичка Лена, свой рассказ начала так: «У нас в Москве сейчас популярны три вещи — фламенко, танец живота и дайвинг». И вот богатый муж отвалил Лене кучу бабла, и она прикатила осваивать азы модного увлечения. Поначалу Лену сильно укачало, и ее лицо приобрело зеленый цвет. Потом на нее нацепили баллон и тяжелый грузовой пояс — все общим весом больше, чем она сама. А когда трое арабов-инструкторов попытались притопить Лену и затащить ее на глубину (чтобы не возвращать снятые деньги), зеленый цвет ее лица перешел в густой синий, а глаза просто выдавливали стекла маски…   Осознав, в какую ловушку она угодила, Лена попыталась вернуться в привычную среду обитания, уверяя арабов, что эта не ее. Но арабы были неумолимы. И только после уверений Лены, что деньги за курс обучения возвращать ни в коем случае не надо, арабы выпустили ее из свои цепких рук.
Коралловый риф меня не разочаровал. Редкий случай. Обычно, то к чему так долго стремишься и, наконец, получаешь, приносит разочарование…
Израсходовав весь воздух и восторженно поорав наверху, мы с Вованом прыгнули в море в масках и гидрокостюмах и поплыли вдоль рифа. Красное море хоть и известно отсутствием штормов, но зыбь присутствует, и метров за двести ныряльщика на поверхности различить практически невозможно. Вынырнув очередной раз за глотком воздуха, я поискал глазами Вована — Вован делал судорожные движения рукой, пытаясь привлечь мое внимание. Он указывал куда-то за мою спину. Я обернулся – наше суденышко, наша «Санта-Мария» на всех парах уходило от рифа, оставляя нас наедине с морем! Что за черт? Может, они так шутят? Может, это их дежурная шутка, что-то вроде бесплатного аттракциона — переплываем вплавь Красное море. Немного адреналина в кровь расслабленных туристов… Или они решили попугать нас за то, что мы не обращали внимания на их запреты уплывать далеко? А сейчас развернутся и пойдут обратно?.. Но они не развернулись и не пошли обратно, напротив, белое пятнышко суденышка стремительно уменьшалось и уменьшалось, пока не исчезло за горизонтом…
Мы сплылись поближе, выплюнули изо рта трубки и стали держать совет. Вариантов развития событий были два. Первый — оставаться на рифе, который местами доходил до поверхности, и где можно было стоять по горло в воде, и ждать, пока эти гребаные арабы заметят нашу пропажу и вернуться. Но заметят ли? И когда?.. Солнце стремительно садилось, в тропиках ночь наступает сразу, без вечера. А с сумерками из темных глубин подкормиться на мелководье наверняка придут АКУЛЫ и еще ЧЕРТЗНАЕТКАКИЕТВАРИ, таящиеся там… Красное море просто кишит акулами — я видел это еще в фильмах Кусто…
Другой вариант — как только стемнеет и Хургада зажжет свои яркие туристические огни, плыть в сторону берега, ориентируясь на эти огни… Но после двух погружений и дня, проведенного практически в воде, я не чувствовал в себе сил на многокилометровый марафонский заплыв.    Ситуация была дичайшая! Где-то за тысячи километров в морозном Минске стыла под снегом в ожидании своего хозяина моя ласточка «Ауди», знакомые, закончив трудовой день, разъезжались из офисов по домам, а моя семья садилась ужинать у телевизора, не подозревая, что их муж и отец, вяло шевеля ластами, болтается на волнах в самом центре Красного моря, обреченный быть пожранным какими-то доисторическими тварями из голливудских ужастиков. К нашему счастью, это место оказалось достаточно наезженным, и вскоре с другой стороны показалось судно, аналогичное нашему. Заметив в воде бесхозных ныряльщиков, оно резко изменило курс и пошло к нам. Компания англоязычных дайверов смотрела на нас круглыми глазами. Когда я на ломаном английском объяснил им, что мы не жертвы жестокого кораблекрушения или авиакатастрофы, а нас ПРОСТО ЗАБЫЛИ В МОРЕ, их глаза стали еще круглее…
Мы стянули гидрокостюмы и стали пить предложенный нам горячий чай. Несмотря на теплое море, нас трясло. Суденышко шло в порт. Порт находился километрах в десяти от нашего отеля. Мы пили чай и думали, как будем добираться до своего отеля, не бежать же десять километров в ластах и гидрокостюмах по пустыне…. Тут на горизонте нарисовалась «Санта-Мария», которая стремительно неслась в нашу сторону…
Ситуация на суденышке разворачивалась следующим образом. Араб-инструктор спросил у старшего немца: все ли ВАШИ вышли из воды? Он имел в виду европейцев-дайверов.
Немец пересчитал СВОИХ: все. Немец, билядь! А надо сказать, что суденышко хоть и небольшое, но имеет каюту, душ, верхнюю палубу, кормовую и носовую, так что охватить его взглядом на предмет присутствия всех нет возможности. Арабы куда-то опаздывали, поэтому резко снялись с якоря и поперли на Хургаду. Лена, приходившая в себя после первого и последнего дайва на полотенце на носовой палубе, оклемалась и начала искать СВОИХ. Она и подняла тревогу — куда исчезли двое русских (эстонец и белорус)?
Араб-инструктор всю дорогу умолял меня не рассказывать о произошедшем кэптану Муни, хозяину дайв-клуба, это грозило обернуться для него серьезными неприятностями. Он обещал мне немеряно сжатого воздуха на пляже. Тем же вечером я встретил Вована с женой в баре отеля. Его жена не поверила ни единому нашему слову. «Ага, там бабы были» — парировала она мои уверения.

                                                                 Гиперукус.

История произошла с подругой, в Египте плавала она на рифе, рыбок рассматривала. Одна рыбёшка её укусила за ногу, больно укусила, нога распухла, нужна была медицинская помощь. Она пошла к врачу, врач (местный, араб) написал диагноз, на арабском, для страховки. По его диагнозу страховая компания выделила деньги, и несколько дней её лечили. По возвращению в Москву она попросила перевести, что ей там написали, от чего собственно лечили её. Перевели. Результат не заставил себя долго ждать — в графе «диагноз» было написано: ГИПЕРУКУС ШПРОТЫ.

 

Кашка.

Иван Пирогов

Как-то раз, когда отец уехал на ночную смену и должен был вернуться только утром, Дима собрал на хате 5 человек. И решили они раскумариться. Приготовили полную сковороду кашки из конопли. Как известно, каша из конопли ничем внешне не отличается от обычной, а по вкусу превосходит все каши.
Съели пацаны по большой ложке, их вставило и пошли они на улицу прикалываться. Совершенно неожиданно домой вернулся голодный отец и, увидев кашу, съел полсковороды…
Приходят пацаны домой, смотрят… Сидит отец на диване в одних трусах. Hа ногах ласты, на голове трубка с маской и смотрит команду Кусто…

 

                                                                        Из рассказов капитана 2pанга (К2p).

….На подводных лодках, на дверях кают прибиты таблички, где написано, кто живет внутри. И вот как-то раз наткнулся К2p на забавную табличку. Он сначала подумал, что это кто-то поприкалывался, но затем узнал, что все в порядке и по уставу. Дело все в том, что существовала на лодке некая «Группа Освещения Воздушной и Надводной Обстановки», а в той каюте с забавной табличкой жил командир сей выдающейся группы. Конкретнее на табличке, с учетом всех армейских сокращений по заглавным буквам, красовалась надпись: «Командир ГОВНО» и ФИО.

….Автономна. Для непосвященных — автономное плавание подводной лодки в годы СССР. Как называют теперь — не знаю. Думаю, что так же. Не в этом суть. Лодка проекта 667А. Гальюны (туалеты) почти как в поезде. Принципиальная разница в том, что туалет на глубине 10-250 метров и пользоваться им нужно по особенной инструкции. Главное в ней — обязательно проверить открытость клапана вентиляции емкости для фекалиев в отсек (через фильтр от запахов). «Мудрые» подводники имели привычку шутить — закрыть клапан вентиляции и надуть емкость воздухом высокого давления. В случае игнорирования ИНСТРУКЦИИ эффект потрясающий. В пятом отсеке живет народу мало, посему перед вахтой выстраивается очередь из жителей других отсеков.
Очередной клиент сучит ногами и стучит в дверь гальюна. Тишина. Время идет. Снова стучит. Очередь растет. Тишина. Снаружи есть возможность остановить вентилятор гальюна и выключить в нем освещение. Очередной клиент реализует эти возможности и тут дверь открывается, выходит пострадавший и орет: «Вы что, охерели? Я %овно из глаза вымываю, а вы свет выключили!!!»
Он вопреки правилам повернулся лицом к унитазу и нажал педаль…

 

Подводный верблюдоносец.
Михельсен. «Подводная война 1914-1918.» М.-Л. 1940. , с.36. Из первого сборника общества истории флота «Наваль», 1991 г. Взято с bigler.ru
В состав австро-венгерского флота 11 сентября 1916 года вошла специальная грузовая подлодка U-20, построенная на гамбургской верфи «Бломм унд Фосс».
За счет значительного объема грузовых помещений подлодка брала на борт большие запасы и могла долго продержаться в море… Лодка совершила много рейсов с оружием и боеприпасами для арабских племен, боровшихся против английского господства.
Но однажды ей довелось совершить поход с уникальным грузом. Шейх племени синуси, в благодарность за доставленное оружие, подарил императору Вильгельму верблюда. Грузовой отсек UC-20 позволил взять достаточно провианта для «подарка», а самого верблюда разместили на палубе, и лодка пошла в Полу (порт на Адриатическом побережье — мое прим.), не погружаясь более чем на 8 метров. Глубина отсчитывалась по глубиномеру в центральном посту, то есть при глубине 8 метров рубка уходила под воду настолько, что голова верблюда остается над водой. Необычный переход прошел успешно, субмарине всего несколько раз пришлось переходить в позиционное положение. Это ей пришлось сделать и перед портом назначения, опасаясь авиации противника. При этом вид плывущей и ревущей верблюжьей головы привел в неописуемый ужас местных рыбаков. Они бросились на своих лодках кто в море, кто к берегу.
Свой путь «верблюдоносец» закончил в 1919 году в Англии, куда он попал после капитуляции. Судьбу верблюда, к сожалению, установить не удалось.

Обратный звонок
Обратный звонок