Подробности происшествий с дайверами в 2006 году

29 октября 2006. Англия.  

Произошло не очень типичное дайв — ЧП в Дорсете. Рыболовное судно ловило рыбу, но выудило дайвера. Он был быстро поднят  сетью с 14 метровой глубины. Дайвер из-за такого подъема заработал ДКБ и был отправлен вертолётом береговой охраны в барокамеру Пулья, где после курса лечения был отпущен. Полиция расследует этот случай, т.к. рыболовное судно проходило слишком близко от дайвбота, с вывешенным альфа флагом тем самым нарушив правила рыболовства.

6.10.06 погиб Сергей Соколов

Уровень — профессионал, опытный технарь, ER Instructor TDI, Директор дайвцентра «Дельфин».
Место происшествия — Томас Каньон, Шарм-Эль-Шейх, грот на дне Томас Каньона.

Описание погружения. Сергей совершал погружение на дно Томас Каньона. Вместе с Сергеем в погружении участвовали два дайвера, дайвер номер 1 и дайвер номер 2. Дайвер номер 1 вообще на дно каньона не опускался и занимался фотосъемкой. Целью погружения Сергея было исследование узкого грота в правой части (если смотреть со дна на уступ, Томас Риф — по правую руку, открытая вода — слева).
У Сергея была информация о том, что этот отнорок на дне каньона ведет наверх и выходит примерно на 70-75 метрах обратно в каньон.
Эта информация основывалась на предположениях его друзей, совершавших там ранее погружение. Действительно, если внимательно посмотреть на площадку на 72 перед глубокой частью каньона, там слева (со стороны рифа) видна расщелина, которая теоретически могла бы быть выходом нижнего тоннеля и возможно действительно с ним сообщается.
Газы Сергея – 14/40, EAN32, EAN70. Газы дайвера номер 1 – 15/35, ЕAN32, EAN70 + резерв O2 на всех.
Планировалось, что Сергей оставляет стейджи на площадке 72 м, дайвер номер 2 с ним вместе спускается до точки входа в тоннель, Сергей уходит внутрь, дайвер номер 2 поднимается на плато, на 72, встречается там с дайвером номер 1 и вместе они ждут Сергея. Затем все вместе поднимаются наверх.
Дайв: Шкипер промахнулся с точкой выброски, поэтому в каньон дайверы вошли на 5-й минуте дайва. Сергей дышал донной смесью с начала погружения. Он часто так делал, если не требовался долгий подход к точке. Когда на следующий день дайвер номер 2 поднимал его стейджи, то обратил внимание, что манометр показывал 200 бар и все шланги были аккуратно заправлены – стейдж с EAN32 Сергеем не использовался.
Сергей вышел вперед, отстегнул стейджи, положил их на площадку и одновременно с дайвером номер 2 стал опускаться на дно.
Сергей вошел в тоннель на 10-й минуте дайва, дайвер номер 2 вошел под козырек в первую яму вслед за ним, дождался, пока его фонарь скрылся за поворотом и в мути, которую он поднял, развернулся, вышел из тоннеля и стал медленно подниматься на площадку 72 м. (16-я минута).
У Сергея всегда был очень хороший RMV, поэтому, только на 20-й минуте дайва у дайвера номер 2 начали появляться мысли, что что-то пошло не так. Донной смеси оставалось только на выход, без резерва. Еще минуты 3-4 дайвер номер 2 ходил широкими кругами, чтобы видеть и вход и выход, затем начал медленно подниматься (донной смеси оставалось только на выход, без резерва), держа в поле зрения глубокую часть и стейджи Сергея.
В этот день на Томас-рифе было довольно мутно и сильное течение, поэтому к моменту переключения на EAN32 (на 38 минуте дайва, в спарке 10 бар) дайвер номер 2 уже потерял визуальный контакт со стейджами и площадкой. Дальше ничего существенного не происходило. Попытки поисков ни к чему не привели.
Геннадием Фурсовым на следующий день было обнаружено тело (Геннадий не принимал участие в этом погружении и был вызван для поисков). Попытка извлечь тело была безуспешной. На следующий день Геннадий Фурсов предпринял попытку проникнуть в грот без спарки, используя один из вариантов конфигурации сайд-маунт. При этом Геннадий оставил крыло, зажав его между двумя спинками и развесил донную смесь по бокам. Эта попытка тоже не увенчалась успехом. Однако усилия Геннадия позволили мне, Андрею Чистякову, правильно оценить условия работы в этом гроте.
Операция по подъему: К операции по извлечению тела из грота и подъему на поверхность я приступил 11 октября 2006 года.
Кроме меня, в операции принимали участие:
Геннадий Фурсов — ассистировал мне на дне, на глубине 91 метр. Его задачей было — довести меня до входа в грот (чтобы я не терял время на поиски), контролировать меня при съеме спарки, светить мне в спину, по ходу моего продвижения по гроту (Геннадий оставался у входа в грот).
Алексей Гришин — суппорт с глубины 40 метров, принятие тела с глубины 40 метров у меня и подъем его на поверхность. Поэтому, Алексей висел на 30 метрах, находясь все время в бездекомпрессионном режиме.
Анна Козлова — видеосъемка по требованию страховой компании.
В грот я заходил один, в конфигурации минималистский сайд-маунт, без BCD и системы контроля плавучести, которая была бы лишней в этом узком гроте. Прямо под спарку была надета моностропа с 4-мя Д-рингами справа и слева, на груди и на поясе. Свет использовался только на каске, руки были освобождены от компьютеров, которые остались пристегнутыми к жилету спарки. Погружение выполнялось в мокром костюме, дополнительно, для придания нейтральной плавучести, я установил по килограмму на 9-литровые баллоны сайд-маунта (12/55) и два килограмма на пояс моностропы.
Придя на дно Каньона, на отметку 91 метр, я снял спарку, пристегнул баллоны сайд-маунта и вошел в грот. К телу Сергея протиснулся в положении на боку, под 90 градусов к полу грота, что позволило мне детально оценить обстановку и извлечь тело в полном комплекте снаряжения.
Выйдя из грота, я положил тело Сергея на дно Каньона и надел спарку прямо на сайдмаунт. Геннадий, как и было оговорено заранее, ушел на плато, на отметку 72 метра, где выстрелил SMB, это был сигнал команде поддержки к входу в воду.
Подъем тела до отметки 40 я осуществил за 50 минут, где тело было передано Алексею Гришину и сопровождено им на поверхность.
На поверхности тело принял Дмитрий Шиллер и передал тело на бот «Рескью».

Мои версии гибели Сергея.

  1. Первая версия — банальное застревание в гроте.
  2. Вторая версия — Сергей все-таки прошел дальше, но увидел непроходимую узость и стал пятиться назад.

Видимость упала сразу до нуля, контролировать манометр он не мог в принципе, его там просто не видно — муть очень сильная поднимается при движении назад. Внезапно закончился газ, Сергей погиб.

Я больше склоняюсь ко второй версии. Дело в том, что Сергей не расстегнул ни одной пряжки на своем снаряжении, а это, учитывая его хладнокровие, профессионализм и опыт (Сергей неоднократно нырял в узостях, недавно совершил очень далекое прохождение на Вудхаусе) наводит на мысль, что газ закончился внезапно. Имея 2-метровый шланг, он имел возможность выстегнуться из снаряжения и вытащить спарку за собой, если бы он мог контролировать остатки смеси. Но — это в условиях грота абсолютно невозможно, видимость там нулевая.
Андрей Чистяков.

Обратный звонок
Обратный звонок