Торпеды — оружие победы

Среди всех боевых средств, применявшихся во второй мировой войне на море, торпедное оружие заняло первое место по нанесенным суммарным потерям в тоннаже (3). Торпеда является специфическим, чисто морским оружием. Торпеда — самодвижущийся подводный снаряд, несущий боевой заряд и предназначенный для поражения судов, а также разрушения расположенных у уреза воды гидротехнических сооружений.

Основными достоинствами высокой эффективности торпедного оружия являются его мощность, активность действия, способность наносить удары в подводную — наиболее уязвимую — часть корабля, а также возможность использования с различных носителей. Для советского флота торпеды в годы войны стали одним из главных видов морского оружия. На их долю приходится 35% потерь противника в боевых кораблях и 56% в транспортах.

Применялись торпеды на всех театрах военных действий. Их основными носителями стали подводные лодки, морская авиация и торпедные катера. Обобщенные данные, характеризующие применение торпед во время войны, приведены в табл. 1 (2).

Торпедами не только повреждали или топили военные и торговые суда, но и сковывали перевозки морем — важнейшую составную часть военного потенциала противника. Они заставляли создавать пассивные средства противодействия, привлекать огромные средства и силы для защиты судоходства от атак.

Успехам применения торпедного оружия в годы Великой Отечественной войны способствовал ряд факторов: состояние торпедной базы и ее развитие в предвоенные годы; развитие и состав торпедоносителей; уровень боевой подготовки накануне войны; условия, в которых применялись торпеды, и совершенствование способов их использования в нашем флоте в ходе войны.

Производство торпед в то время было наиболее сложным и ответственным делом, успешное выполнение которого зависело от высокой технической культуры производства, технологического процесса и наличия высококвалифицированных специалистов. Проектирование и создание новых торпедных комплексов и их носителей требовали научного подхода и учета возможных путей развития науки, техники.

Разработка торпед в СССР началась в 1921 г. группой ученых и инженеров в составе В.И. Бекаури, академика В.Н. Ипатьева и профессоров М.М. Тихвинского, В.И. Ковалевского; при Научно-техническом обществе Всероссийского совета народного хозяйства (НТО ВСНХ) была создана Экспериментальная мастерская новейших изобретений (ЭКСМАНИ). Во главе этой организации находился ученый совет в составе: профессор В.И. Ковалевский (председатель), академик В.Н. Ипатьев (заместитель председателя), профессора И.В. Мещерский, В.Ф. Миткевич (впоследствии академик), М.М. Тихвинский, Г.А. Забудский, В.С. Игнатовский и инженер В.И. Бекаури.

В августе 1921 г. в Петрограде было создано Особое техническое бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро), куда помимо прочих входили торпедный и минный отделы. Руководителем Остехбюро стал В.И. Бекаури. В декабре 1926 г. Л.Д. Троцким был подписан акт о передаче завода «Торпедо» (бывший «Старый Лесснер») в подчинение Остехбюро; в ноябре 1927 г. завод получил название «Двигатель». В декабре 1931 г. было завершено строительство нового завода для Остехбюро — завода им. К.Е. Ворошилова в Ленинграде на Сампсониевской набережной (ныне главный корпус ЦНИИ «Гидроприбор»).

С 1932 г. заводы «Двигатель» и им. К.Е. Ворошилова были выведены из подчинения Остехбюро и стали самостоятельными предприятиями (6, 7, 12). Торпеда 53-27 была создана в Остехбюро в 1927 г. по техническому заданию Морских сил РККА. В качестве прототипа была принята 533-мм торпеда, разработанная в 1917 г. на заводе Лесснера (4). Ее главным конструктором был Р.Н. Корвин-Коссаковский. К сожалению, не все шло гладко. С 1927 по 1930 г. было изготовлено всего 52 торпеды. Конструктивное несовершенство проекта и низкое качество изготовления торпед постоянно приводили к нареканиям флота. Главный недостаток торпеды заключался в том, что из-за малой дальности хода она могла использоваться практически только с подводных лодок и торпедных катеров. Для надводных кораблей дальность ее хода была явно мала. К тому же торпеда плохо управлялась по глубине и не обладала достаточной герметичностью. И все же ее производство продолжалось. В 1934 г. завод выпустил 850 торпед 53-27: 629 — для подводных лодок и 221 — для надводных кораблей. Тактико-технические данные довоенных торпед приведены в табл. 2 (2).

Первоочередной задачей советских торпедистов стала модернизация торпеды 53-27. Прежде всего требовалось ввести для надводных кораблей второй дальноходный режим скорости. С этой целью были использованы заимствованные с закупленной в 1932 г. в Италии торпеды 53Ф регулятор давления, подогревательный аппарат, гидростат и ряд других механизмов. Модернизированную торпеду приняли на вооружение в 1936 г., называться она стала 53-36. Увы, она оказалась не лучше и ненадежнее своей предшественницы. В 1938 г. неудавшийся образец был снят с производства (6, 10).

В декабре 1937 г. на базе расформированного Остехбюро было создано Центральное конструкторское бюро (ЦКБ-36). В его состав был передан и опытный завод # 178, ставший производственной базой ЦКБ-36. Директором вновь образованного ЦКБ-36 был назначен бывший начальник отдела Остехбюро профессор А.А. Пятницкий. После ареста А.А. Пятницкого ЦКБ-36 возглавил А.М. Борушко, а главным инженером был назначен А.Б. Гейро.

В 1932 г. на базе секции Морского научно-технического комитета был создан Научно-исследовательский минно-торпедный институт. Он фактически положил начало планомерной научной работе по поиску путей развития всех видов морского оружия, научному обоснованию тактико-технических требований и заданий Военно-Морского Флота на создание новых образцов и типов вооружения (12).

Постановлением Комитета Обороны при Совете Народных Комиссаров от 19 сентября 1938 г. было образовано Минно-торпедное управление при Наркомате Военно-Морского Флота (первый руководитель — Н.И. Шибаев). Руководство торпедным производством было поручено Наркомату оборонной промышленности, для чего в составе Наркомата было образовано 17-е Главное управление (первый руководитель этого управления — военный инженер Научно-исследовательского минно-торпедного института П.Н. Лебедев). Торпедостроение получило сильное централизованное управление. Научно-исследовательский минно-торпедный институт (НИМТИ) ВМФ сразу активно включился в поисковые и проектные работы. Он выступал генератором новых идей, становившихся затем основой конструкторских разработок.

В развитии торпедного оружия тех лет можно выделить три основные тенденции:

—       увеличение скорости и точности хода торпед, что обеспечивало повышение вероятности их попадания в цель;

—       увеличение дальности хода торпед;

—       повышение массы заряда взрывчатого вещества (т.е. увеличение разрушительной способности торпед).

Торпеда 53-38 являлась более совершенным вариантом торпеды 53-36, разработанной инженерами завода «Двигатель». Разработка торпеды была начата в 1937 г, а на вооружение ее приняли в мае1939 г. Это была 3-режимная универсальная торпеда, предназначавшаяся для вооружения всех классов надводных кораблей и подводных лодок. В качестве энергосиловой установки в торпеде применялась поршневая двухцилиндровая машина с парогазогенератором (рис. 1).

Боевое зарядное отделение всех предвоенных торпед снаряжалось тротилом, а запальные стаканы — тетриловыми шашками (11).

Дальнейшее развитие парогазовых торпед шло главным образом по пути совершенствования торпеды 53-38. Одна из постоянных забот торпедостроителей предвоенных лет — увеличение в торпедах веса ВВ. В 1939 г. группа конструкторов под руководством А.П. Белякова за счет удлинения боевых зарядных отделений увеличила вес ВВ в торпедах на 80-100 кг. Экспериментальная отработка показала, что торпеды 45-36Н и 53-38 с удлиненными БЗО практически не теряют своих ходовых качеств. Модернизированные торпеды получили наименование 53-38У (т.е. увеличенный заряд) и 45-36НУ. В конце 1939 г. модернизированные образцы были приняты на вооружение. Таким образом, вес взрывчатых веществ зарядных отделений военных торпед колебался от 200 до 400 кг.

Торпеда 53-39 стала самой надежной и быстроходной торпедой в мире. В 1941 г. на государственных испытаниях удалось получить скорость хода 51 уз. Наилучшая из иностранных торпед (итальянская) в то время давала скорость хода на узел меньше. К разработке скоростной торпеды на базе торпеды образца 53-38 приступили в 1939 г. В результате ряда технических усовершенствований и напряженных длительных испытаний в июле 1941 г. эта торпеда была принята на вооружение и в течение войны осваивалась флотом. Торпеда была 3-режимная (позднее — 2-режимная), универсальная, предназначавшаяся для использования со всех классов надводных кораблей и подводных лодок. Увеличение скорости хода этой торпеды при сохранении дальности было достигнуто за счет увеличения энергетических ресурсов: воздуха, воды и керосина, а также модернизации двигателя. За создание торпеды 53-39 авторскому коллективу — инженерам Д.А. Кокрякову, В.Л. Орлову, Д.Н. Островскому и др. — была присуждена Сталинская премия. Недостатком торпеды был хорошо обнаруживаемый след, который остается после не растворяющихся в воде газообразных продуктов сгорания.

Торпеда ЭТ-80 разрабатывалась сначала в Научно-исследовательском минно-торпедном институте, а затем в ЦКБ-39. Ее разработка была поручена инженеру Н.Н. Шамарину. Информация о принятии в 1939 г. на вооружение ВМС Германии электрической торпеды G-7Е значительно ускорила развитие событий. В нашей торпеде были использованы свинцово-кислотная аккумуляторная батарея и электродвигатель постоянного тока, разработанный и изготовленный на ленинградском заводе «Электросила» под руководством инженера Р.И. Ласточкина. Электродвигатель марки ПМ 5-2 мощностью 80,5 кВт имел стальной магнитопровод, естественное охлаждение и вращающиеся в противоположные стороны магнитную систему и якорь (т.е. двигатель биротативного типа). Этот двигатель обладал большим коэффициентом полезного действия, большой мощностью при сравнительно малых массе и габаритах, работал одновременно на два гребных вала, чем исключалась необходимость в установке дифференциала. Параллельно разработке двигателей была создана и новая, более мощная аккумуляторная батарея марки В-6.

После успешных заводских испытаний было решено представить торпедуна государственные испытания. Заводом # 347 в 1941 г. были изготовлены 8 торпед в качестве опытной партии. Однако проводить испытания пришлось уже в условиях войны. В апреле 1942 г. торпеда была допущена судостроительной промышленностью к серийному выпуску и уже в сентябре она была принята на вооружение. Однако внедрение её в производство шло с большими затруднениями, на флот поступило 113 торпед, а израсходовано всего 16.

Ускорению производства торпед ЭТ-80 способствовал такой случай. В декабре 1942 г. в районе Поти на берег «выскочила» немецкая торпеда G-7Е. Знакомство с ней наркомов ВМФ и судостроительной промышленности и привело к форсированию выпуска торпед. Первые пять торпед ЭТ-80 в боевой комплектации поступили на Северный флот в начале 1943 г., а 5 мая 1943 г. на полигоне боевой подготовки был произведён выстрел боевой торпедой по скале. Торпеда была включена в боекомплект действующих подводных лодок. Создание электрической торпеды явилось большим достижением отечественной промышленности. Фактически это была первая торпеда, полностью разработанная в СССР. Коллектив разработчиков торпеды во главе с Н.Н. Шамариным в 1943 г. был удостоен Сталинской премии (5, 6, 10, 12).

Система управления движением торпед оставалась практически неизменной вплоть до начала 50-х годов XX в. Ее основными компонентами являлись: хвостовое рамное оперение с рулями, управлявшими торпедой в вертикальной и горизонтальной плоскостях; прибор курса с пневматическим запуском (т.е. прибор Обри*); автомат глубины с гидростатическим диском и маятниковым измерителем угла дифферента (гидростат Уайтхеда); две пневматические рулевые машинки, а также механические связи управляющих приборов с золотниками рулевых машинок. Долголетие этой конструкции объяснялось ее простотой и надежностью — она обеспечивала движение торпеды в заданном направлении с отклонением по курсу не более 1% от пройденной дистанции, а также движение торпеды на заданной глубине с отклонением не более 1 м. Данная система управления обладала свойством мгновенной готовности к залпу и не накладывала дополнительных ограничений на движение стреляющего корабля.

Тем не менее в систему управления вводились некоторые усовершенствования. С 20-х годов для повышения эффективности атаки вводились элементы маневрирования, в основном циркуляционное движение. Например, пройдя заданным курсом определённую дистанцию и не встретив цели, торпеда начинала циркулировать по спирали. Подобное устройство — прибор маневрирования — был установлен во время войны на торпеду 53-39 (модификация 53-39 ПМ) (10, 12).

В 1936 г. гироскопический прибор торпеды ПО-36 был модернизирован; устойчивое управление движением торпеды по направлению было увеличено с 8 до 12 мин. В конструкции нового гироскопического прибора МО-3 точность установки для угловой стрельбы была увеличена до 10′. Это позволило производить организацию торпедного сектора при залповых стрельбах из торпедных аппаратов подводных лодок при помощи гироскопического прибора.

Работы в области неконтактных взрывателей торпед были направлены на обеспечение наиболее эффективного подрыва боевого зарядного отделения торпеды вблизи корабля-цели. Опыт первой мировой войны, а также теоретические и экспериментальные работы советских ученых показали следующее:

—       наибольший эффект разрушения достигается при неконтактном подводном взрыве торпеды (т.е. при удалении центра заряда от корпуса корабля на определенное оптимальное расстояние);

—       эффект воздействия подводного взрыва на корабль значительно больше со стороны днища корабля, чем со стороны борта;

—       успех использования торпедного оружия по кораблям с малой осадкой весьма мал. В течение первой мировой войны было много случаев стрельбы торпедами даже с минимальной установкой глубины хода по кораблям с малой осадкой, однако торпеды проходили под днищем и не взрывались. Отсюда напрашивался вывод о необходимости снабжения торпед неконтактными взрывателями.

Начало работ по созданию торпедных неконтактных взрывателей в СССР относится к 1923 г. Тогда работники Остехбюро М.И. Фролов, Н.В. Минаев и В.Л. Сахнин проводили замеры магнитного поля кораблей различных классов. В результате изучения полученного экспериментального материала в 1925 г. был разработан первый опытный образец магнитостатического неконтактного взрывателя генераторного типа для торпед образца 45-12. Такой взрыватель реагировал на абсолютную величину вертикальной составляющей напряженности магнитного поля корабля и срабатывал при определенном значении этой величины.

Дальнейшие исследования магнитного поля корабля, проведенные в 1925-1927 гг. группой инженеров под руководством В.С. Кулебакина на специально оборудованном полигоне в районе Кронштадта, явились основанием для разработки более совершенных торпедных неконтактных взрывателей. В 1927 г. был разработан магнитостатический неконтактный взрыватель, получивший название НВО-I. На базе НВО-I в 1930 г. была изготовлена опытная партия взрывателей НВО-II с небольшими изменениями. Эти образцы хотя и были приняты в 1932 г. на вооружение, однако после выявления целого ряда недостатков при освоении их на флоте с вооружения были сняты. Причиной этого были главным образом низкая чувствительность и малая помехоустойчивость (7, 10, 12).

В 1938 г. инженерами А.К. Верещагиным и В.Т. Сухоруковым на базе взрывателя НВО-II был разработан более чувствительный и помехоустойчивый магнитодинамический неконтактный взрыватель для торпед образца 53-38. Он получил название НВС (неконтактный взрыватель со стабилизатором) и срабатывал от скорости изменения вертикальной составляющей напряженности магнитного поля корабля водоизмещением не менее 3 000 т на глубине до 2 м от днища. Его регулировка уже не зависела от района стрельбы. В 1940-1941 гг. НВС успешно прошел испытания, на которых было произведено большое количество выстрелов торпедами 53-38, после чего он был принят на вооружение ВМС. В соединения подводных лодок боевые торпеды с неконтактными взрывателями стали поступать лишь в 1943 г., и успешность стрельб существенно увеличилась.

В 1938 г. была начата разработка акустической системы самонаведения нового варианта под шифром САТ для торпед 53-38 с участием инженеров М.И. Розина, В.Д. Чижова и др. Однако испытания этой системы показали, что собственные шумы торпеды, даже на скорости хода до 30 уз, настолько велики, что обеспечить надежную работу системы самонаведения не представлялось возможным. Поэтому доработка САТ в 1944 г. была прекращена, одновременно началась разработка пассивной акустической системы самонаведения для электрических торпед ЭТ-80. С началом войны работы с самонаводящимися торпедами были приостановлены. Большое значение для развития отечественного подводного оружия имело изучение немецкой подводной лодки «U-250», потопленной в 1944 г. сторожевым катером «МО-103» в Выборгском заливе. Советские специалисты извлекли из нее самонаводящиеся акустические торпеды типа Т-5 «Цаункениг», одна из которых была передана Великобритании (7, 10, 12).

В ходе Великой Отечественной войны совершенствовались способы стрельбы и боевого применения торпедного оружия, основой которых была стрельба одиночной торпедой. Однако она оказалась неэффективной, приводила к частым промахам, а то и просто к отказам от стрельбы, если дистанция превышала 6-8 каб. К концу 1941 г. на Северном флоте начал внедряться новый опыт применения торпед — стрельба двумя, тремя и более торпедами с временным интервалом, что не требовало переоборудования лодок и было достаточно просто. Помимо угла упреждения командиру требовалось рассчитать еще интервал между выпуском торпед. Простота и эффективность нового способа обеспечили ему быстрое распространение и на других флотах. Одиночными торпедами теперь стреляли только «малютки», весь боекомплект которых состоял из двух торпед.

В 1943 г., когда на флоты стали поступать модернизированные приборы курса МО-3 (модернизированный Обри), подводные лодки приступили к освоению залповой стрельбы с углом растворения. Такая стрельба получила название «веером». Это особенно повлияло на результаты атак в конце войны.

Основным средством целеуказания для торпед в течение всей войны оставался перископ. В надводном положении ночью или в малую видимость командиры пользовались ночным прицелом. Гидроакустикой в начале войны пользовались редко. Первая перископно-акустическая атака была проведена на Северном флоте 14 апреля 1942 г. подводной лодкой «М-173» (капитан-лейтенант В.А. Терехин). В условиях плохой видимости по данным перископа и гидроакустики было торпедировано судно противника. Однако чисто акустические атаки широкого применения в войну так и не получили.

Тактика надводных кораблей и подводных лодок зависит от развития технических средств и оружия. С появлением в нашей стране торпедных аппаратов подводных лодок, имеющих систему беспузырной стрельбы, и снабжением их акустическими средствами целеуказания значительно повысилась скрытность атак. Благодаря вооружению подводных лодок электроторпедами скрытность атак стала еще выше.

Первые атаки с использованием электроторпед были проведены на Северном флоте. 24 августа1944 г. подводная лодка «С-15» (капитан 3 ранга Г.И. Васильев) атаковала четырьмя торпедами ЭТ-80 крупный транспорт. Две торпеды попали в цель, транспорт затонул. 10 сентября 1944 г. подводная лодка «С-51» (капитан 3 ранга И.М. Колосов) обнаружила конвой — два транспорта в сопровождении трех кораблей. Сблизившись с одним из транспортов на дистанцию 7 каб., командир выстрелил четырьмя торпедами ЭТ-80. На их пути оказался корабль охранения. В него попало две торпеды. Корабль затонул мгновенно. Одна торпеда попала в транспорт, который потерял ход и загорелся.

Помимо театра военных действий торпедное оружие на подводных лодках использовалось и для решения других задач, в частности, при защите своих коммуникаций. Примером тому является хорошо известная атака 5 июля 1942 г. подводной лодкой Северного флота «К-21» (капитан 2 ранга Н.А. Лунин) немецкого линкора «Тирпиц».

Не ставилась во время войны перед подводными лодками как самостоятельная задача и уничтожение лодок противника. Тем не менее с применением торпед решалась и она. Первая успешная атака подводной лодки противника осуществлена на Балтике 11 августа 1941 г. Подводная лодка «Щ-307» (капитан-лейтенант Н.И. Петров) в надводном положении обнаружила всплывающую лодку противника. По готовности аппаратов «Щ-307» произвела двухторпедный залп. Одна из торпед попала в цель, лодка затонула.

Самая успешная торпедная атака из надводного положения («атака века») была выполнена командиром подводной лодки «С-13» капитаном 3 ранга А.И. Маринеско. 30 января 1945 г. в штормовую погоду был обнаружен и атакован тремя торпедами, а затем потоплен германский лайнер «Вильгельм Густлофф» — плавбаза подводного флота. В цель попали все три торпеды. В ночь на 10 февраля «С-13» атаковала двумя торпедами и потопила военный транспорт. Всего пятью торпедами были потоплены два крупных судна и уничтожено около 10 тыс. гитлеровцев.

Вторыми по интенсивности применения торпедного оружия после подводных лодок являются самолеты-торпедоносцы. Первые два года обстановка на фронтах была такова, что торпедоносную авиацию использовали, как правило, в бомбардировочном варианте и по сухопутным целям. Например, в 1941 г. на всех флотах было использовано всего 24 авиационные торпеды и то в основном по береговым объектам. Интенсивность применения торпедоносной авиации по прямому назначению начала возрастать лишь с конца 1942 г. Своего максимума она достигла в 1943 г., когда боевой расход авиационных торпед составил 576 штук. Особенно интенсивно в 1943 г. торпедоносцы использовались на Балтике. Создав в Финском заливе два мощных противолодочных рубежа (Гоандский и Нарген-Поркаллаудский), немцы полностью закрыли подводным лодкам выход в Балтийское море. В этих условиях на морских коммуникациях противника могла действовать только морская авиация. Основным способом действия торпедоносцев стали крейсерские полеты одиночных самолетов — «свободная охота». В первом же таком полете 28 мая 1943 г. капитан В.А. Балебин обнаружил и потопил транспорт. Всего за 1943 г. балтийские торпедоносцы сделали 230 самолето-вылетов. 93 из них завершились атакой, почти 60% атак были успешными: потоплено 49 транспортов, 3 танкера и 3 сторожевых корабля.

Основным образцом торпед, которые использовались авиацией в войну, стала торпеда 45-36АН. Высотное торпедометание оказалось неэффективным и тогда практически не применялось.

Атака с использованием торпед низкого торпедометания требовала от летчика высокого мужества. Идя на малой высоте, пилот должен был строго выдерживать постоянный курс и скорость. Это давало противнику возможность вести по самолету эффективный прицельный огонь. Стреляла вся корабельная артиллерия — от зенитных пулеметов до орудий главного калибра. Торпедоносцы несли большие потери.

Весной 1944 г. родился новый метод — совместная атака торпедоносца с бомбардировщиком-топмачтовиком. Первым на максимальной скорости в атаку шел топмачтовик. Бомбы сбрасывались на малой высоте — за 200-300 м от цели. Не успев прийти в вертикальное положение, они рикошетировали, поражая корабль-цель в борт. В это же время за 600-700 м от цели торпедоносец сбрасывал торпеду. Ее попадание и завершало поражение цели.

На Северном флоте авиация широко использовала методы массированного наступательного боя. Например, 20 июля 1943 г. в районе о. Варде удар по конвою наносили 6 торпедоносцев и 17 бомбардировщиков. Их прикрывали 17 истребителей. Всего в войну авиацией было израсходовано 1 294 торпеды, потоплено 399 кораблей и транспортов противника.

Опыт стрельбы торпедами по кораблям различных классов доказал, что количество взрывчатого вещества, несомое торпедой (300-400 кг), способно нанести крупным кораблям, обладающим развитой системой противоминной защиты, лишь незначительные повреждения. Для потопления линейных кораблей необходимо было попадание до 10 торпед, для авианосцев и тяжелых крейсеров — до 5-6. Это требовало нанесения кораблям ряда торпедных ударов с различных носителей торпедного оружия (надводных кораблей, авиации и подводных лодок). Поэтому назрела необходимость применять более мощные взрывчатые вещества, чтобы выдержать существующие размера торпед (или даже уменьшение их) и увеличение силы взрыва. В ходе войны торпеды немцев, а также других государств уже снаряжались смесевыми взрывчатыми веществами. В американских и английских торпедах в качестве заряда применялись сплавы Н-6 (тротиловый эквивалент 1,5) и торпекс (тротиловый эквивалент 1,7). Однако наши подводники, к сожалению, не получили надежного неконтактного взрывателя, приборов помех и имитаторов подводной лодки, применявшихся во второй мировой войне в немецком флоте.

*  *  *

Несмотря на все трудности, отечественные торпеды, созданные в предвоенный период, обладали достаточно высокими боевыми качествами. Поступили на вооружение улучшенные торпеды (53-39 и ЭТ-80), приборы МО-3 для установки угла гироскопа торпед (для стрельбы веером) и соответствующие устройства в торпедных аппаратах. К началу Великой Отечественной войны ВМФ располагал 8 000 торпед различных типов, почти половина которых была эффективно использована.

Таблица 1

Применение торпед в войне 1941-1945 гг.

Боевые носители, показатели     Подводные лодки Морская авиация Торпедные катера       Эсминцы Всего

за войну

Выпущено торпед 1 594,0 1 294   845,0   16,0    3 749,0

Потоплено кораблей и судов      411,0   399     190,0   4,0     1 004,0

Приходится торпед на 1 потопленный корабль      3,9     3,3     4,4     4,0     3,7

Таблица 2

Тактико-технические данные корабельных торпед, применявшихся в Великую Отечественную войну

Год     Образец Тип     Калибр,

мм      Вес ВВ,

кг      Дальность и скорость хода, км/уз.       Примечание

1927    53-27           533     265      3,7-45,0       Проект Остехбюро. Производство «Двигатель»

1936    53-36           533     300      4,0-434,0

8,0-33,0       Проект Остехбюро. Производство «Двигатель»

1936    45-36Н  Паро-

газовая 450     200      3,0-41,0

6,0-32,0       Фиумская торпеда, воспроизведенная НИМТИ. Производство «Красный прогресс»

1938    53-38   »       533     300      4,0-444,0

8,0-344,0

10,0-304,0      Фиумская торпеда, воспроизведенная НИМТИ. Производство «Двигатель» и «Дагдизель»

1939    45-36НУ »       450     284      3,0-41,0

6,0-32,0       Модернизация ЦКБ-39. Производство «Красный прогресс»

1939    53-38У  »       533     400      4,0-44,5

8,0-344,0

10,0-304,0      Модернизация ЦКБ-39.Производство «Двигатель» и «Дагдизель»

1941    53-39   »       533     317      4,0-51,0

8,0-39,0

10,0-34,0       Модернизация ЦКБ-39.Производство «Дагдизель» в Алма-Ате

1942    ЭТ-80   Электри-

ческие  533     400      4,0-29,0       ЦКБ-39. Производство на заводе им. К.Е. Ворошилова

Обратный звонок
Обратный звонок