Организация медицинского обеспечения водолазов в РФ

Будем называть водолазом всякого человека, по тем или иным причинам сознательно опускающегося под Организация медицинского обеспечения водолазов в РФводу. Очевидно, следует выделить тех, кто таким способом зарабатывает себе на хлеб, то есть водолазов-профессионалов, и тех, кто совершает столь экстремальные поступки не корысти ради, а для собственного удовольствия. Последнюю группу раньше называли аквалангистами или подводниками-любителями, теперь их часто именуют на иностранный манер — дайверами, то есть ныряльщиками.

У водолазов-профессионалов, как и у работников иных опасных профессий, есть строгие регламенты организации и безопасности труда, а также нормы по всем видам обеспечения. Работодателей, независимо от формы собственности организаций, заставляют следовать правилам 2 фактора: прокрустово ложе всевозможных инструкций и обилие проверяющих органов, вплоть до налоговой инспекции. С любителями дело обстоит намного сложнее. Любители-индивидуалы и их объединения в виде так называемых клубов подводного плавания — люди вольные и к нормативным документам отношение имеют, мягко говоря, пренебрежительное. В лучшем случае, они ссылаются на международные правила и лицензии [сылка внизу страницы: Нелишним будет знать, что к водолазам впрямую применим только один (!) действительно международный документ — конвенция об охране археологических и культурных ценностей на дне моря, недавно принятая ЮНЕСКО. Все другие так называемые международные документы являются порождением различных общественных организаций, их юридическая значимость на территории нашей страны равна нулю], а то и вообще отказываются обсуждать подобные вопросы.

Между тем, игнорирование правил и нормативов отнюдь не означает их отсутствия. Кроме того, знание некоторых положений бывает важно и полезно. Затронем такую, например, тему, как медицинское обеспечение водолазов. Что это такое и кому оно нужно?

Медицинское обеспечение водолазов — совокупность мероприятий, направленных на сохранение и укрепление здоровья спускающихся под воду и на повышение эффективности их деятельности. Медицинское обеспечение составляет основу комплексного решения прблемы безопасности в самом широком смысле.

В профессиональной среде все ясно. Работодателю все это нужно потому, что позволяет минимизировать суммарные выплаты наемным рабочим и повысить производительность труда. Самим же водолазам важно сохранить работоспособность как можно дольше, чтобы кормить семью долгие годы. А при несчастных случаях на производстве грамотность в медицинских вопросах помогает работнику исхлопотать приличную пенсию по инвалидности.

Зачем нормы медицинского обеспечения нужны любителям? Может быть, хватило бы здравого смысла? Думаю, найдется немало «крутых» дайверов, способных очень убедительно разъяснить ситуацию отнюдь не в пользу водолазной медицины… Прямо, как дети малые: «не хочу учиться, а хочу жениться». Забывают, правда, что современое снаряжение относительно надежно и неприхотливо в эксплуатации лишь потому, что конструкторы реализовали в технических устройствах достижения врачей-исследователей, ведущих научный поиск уже 200 лет. И кроме самых элементарных представлений о водолазной физиологии современная концепция безопасности предполагает со стороны всех участников погружений под воду осознанного и согласовааного исполнения системы мер.

Однако, возьмем конкретный пример. Белое море. Студенты и аспиранты-физики, увлеченные дайвингом. Все люди грамотные, у каждого за плечами не один десяток спусков, прошли не семидневные курсы «по международным программам» в объеме 21 часа, а обычную досаафовскую подготовку, так что имеют полное представление об опасностях подводного мира и о том, как нужно лечить острые водолазные заболевания, чтобы сохранить пострадавшему жизнь. Уединенный лагерь, 150-200 км от Архангельска. Баротравма легких. Что делать после того, как первая помощь оказана?

Сомнений нет, необходимо лечение в барокамере. Больного доставляют в Архангельск, грузят на самолет и отправляют в Ленинград. И через 10 часов после происшествия предпринимают лечебную рекомпрессию. В итоге пострадавший остался жив. Вопреки «усилиям» своих товарищей, искренне пытавшихся ему помочь: они догадывались, какое необходимо лечение, но не имели никакого представления о системеорганизации медицинской помощи водолазам. Они были убеждены, что кроме одного их знакомого военного доктора-ленинградца во всей огромной стране водолазных врачей нет.

В принципе, можно считать и так, как они. Всякая точка зрения имеет право быть высказана. Тем не менее, не всякая оказывается верной. Если кто-то, к примеру, считает, что российские юристы «полные профаны», это еще не означает, что остальным не следует знать нормы гражданского законодательства и общие принципы судопроизводства.  Поэтому продолжим в надежде на то, что дальнейшие замечания об организации медицинского обслуживания и лечения специфических заболеваний водолазов будут небезынтересны широкому кругу читателей.

В нашей стране под эгидой Министерства здравоохранения действует особая сеть лечебно-профилактических учреждений на водном транспорте. Территория России поделена на 19 водных бассейнов. В каждом функционирует центральная и еще несколько так называемых линейных бассейновых и портовых больниц. Кроме них есть бассейновые и портовые поликлиники и медико-санитарные части для работников рыбного хозяйства. Ведомственными и межотраслевыми документами [ссылка внизу страницы: приказ МЗ СССР от 6.9.89  №511 и Единые правила безопасности на водолазных работах — РД 31.84.01-90] на эти лечебно-профилактические учреждения возложена обязанность полного обеспечения водолазов медико-санитарной помощью.

Соответственно, для нужд ведомств и организаций, ведущих водолазные и кессонные работы, в медицинских учреждениях на водном транспорте в штате состоят водолазные врачи и действуют специальные службы. Водолазы-профессионалы проходят медицинское освидетельствование в бассейновых больницах и поликлиниках. И именно здесь могут все желающие аквалангисты-любители, как страдающие различными заболеваниями, так и совершенно здоровые, получить необходимую консультацию о степени безопасности увлечения дайвингом.

Между прочим, перед выездом в экзотическую страну здесь же можно получить всю необходимую информацию о так называемых тропических инфекциях, сделать прививки и получить об этом международный сертификат. А после поездки Вам подскажут, как определить, заболели Вы какой-нибудь жуткой болезнью или нет. Такой комплекс услуг за рубежом называют медициной путешествий, этим занимаются «трэвел-клиники».

По заявкам территориально удаленных водолазных предприятий главные врачи бассейновых больниц формируют водолазные врачебные и фельдшерские здравпункты прямо на производстве. Это открывает дополнительные возможности по организации профилактики, распознавания и специализированного лечения специфических заболеваний в случаях, когда спуски проводятся в местности, откуда доставка пострадавшего в больницу затруднена.

Большую помощь в решении многих проблем санитарного и гигиенического контроля оказывают водолазам государственные центры санитарно-эпидемиологического надзора на транспорте, в прошлом называвшиеся бассейновыми СЭС. К примеру, специалисты центров выполняют химический анализ проб воздуха, используемого для дыхания в процессе спусков, проводят микробиологический контроль качества обеззараживания снаряжения, выдают государственные гигиенические сертификаты соответствия на самые разные вещи: от моющих растворов и разовых салфеток, используемых для протирания загубников, до компрессоров, предназначенных для набивки баллонов.

Таким образом, в рамках здравоохранения на водном транспорте действует система, осуществляющая комплексное решение проблемы медицинского обеспечения водолазов. Соответственно, для любого подводного клуба, уделяющего хотя бы минимальное внимание безопасности погружений, самый простой способ организации медицинского обслуживания — связаться с ближайшим учреждением здравоохранения на водном транспорте, и председатель водолазной медицинской экспертной комиссии поможет дайверам решить практически все вопросы.

Если бы аквалангисты из примера, приведенного выше, выезжая на берег Белого моря, предварительно посоветовались с докторами из Северной центральной бассейновой больницы им.Семашко в гор.Архангельске, сюжет происшествия развивался бы по иному сценарию. Пострадавшего доставили бы на ближайший участок подводно-технических работ морского гидростроительного треста в 70 км от лагеря, где фельдшер в штатной барокамере, размещенной на борту водолазного буксира, провел бы стандартную лечебную рекомпрессию, а потом уже организовал бы медицинскую эвакуацию в стационар. Вероятность неблагоприятного исхода, да и мучения самого больного, были бы на порядок ниже.

А может быть, по совету врача наши любители взяли бы с собой в экспедицию грамотного медработника или хотя бы водолаза, прошедшего углубленную подготовку по медицинскому обеспечению спусков. Но это последнее замечание уже из области фантастики, ведь хорошо известно, что руководители клубов «сами с усами», особенно в вопросах безопасности.

Разобранная схема с больницами водников — наиболее универсальна и общедоступна в реализации, однако она далеко не исчерпывает всех возможностей медицинского обеспечения подводных погружений. Есть еще ряд вариантов. Речь идет о медицинских структурах, принадлежащих различным ведомствам.

Во-первых, учреждения военно-морского флота. Аварийно-спасательные и водолазные подразделения ВМФ присутствуют во всех крупных портовых городах нашей страны, они укоплектованы медицинскими кадрами и техническими средствами, достаточными для лечения любых водолазных заболеваний и травм. Существенный недостаток состоит в том, что это ведомство, сосредоточенное на решении специфических задач, не очень охотно идет на контакты с гражданскими организациями, тем более с полуофициальными клубами. Поэтому в большинстве случаев на военных моряков следует полагаться лишь в случаях экстраординарных, например, при необходимости провести неотложное лечение пострадавшего: в такой ситуации любой врач — хоть военный, хоть гражданский — не откажет. В плане же организации общей плановой помощи на ВМФ лучше не рассчитывать.

Следующая альтернативная возможность — медико-санитарные части нефтегазодобывающей отрасли, министерства путей сообщения, крупных мостостроительных трестов, метростроя. Во многих случаях в их производственных циклах используется труд водолазов или кессонные работы. Располагая крупными финансовыми ресурсами, эти организации нередко предпочитают не обращаться к услугам медицины водного транспорта, а содержат собственный штат для организации медицинского обслуживания лиц, работающих под давлением. У них есть свои собственные водолазные врачи и фельдшеры, свои барокамеры, медицинские комиссии. Их услугами вполне можно воспользоваться подводному клубу. Однако следует иметь в виду тот факт, что если на бассейновые больницы государством возложена обязанность лечить всех водолазов, в том числе и любителей, то ведомственные учреждения вправе отказать в обслуживании сторонним организациям.

Еще одна альтернатива, появившаяся буквально в последние годы, — подразделения Министерства по чрезвычайным ситуациям. Это ведомство развивается очень стремительно, настолько бурно, что окружающим бывает трудно разобраться в быстро меняющейся структуре и взаимоотношениях спасательных формирований на местах. Их названия и подчиненность постоянно уточняются. Тем не менее, следует знать, что МЧС выстраивает как собственную водолазную службу, так и систему ее медицинского обеспечения. Практически во всех регионах России в штате центров МЧС уже есть водолазные врачи, начинают создаваться собственные лечебные подразделения, способные оказывать специализированную помощь при специфических водолазных заболеваниях и травмах. Наверное, в недалеком будущем они вполне смогут взять на себя многие вопросы организации медицинского обслуживания аквалангистов-любителей.

Иную возможность, доступную спортсменам-подводникам, предоставляют спортивные диспансеры. Хотя эти организации, как правило, лишены технической возможности самостоятельно лечить водолазов — у них нет барокамер, — врач-специалист по спортивной медицине почти всегда ориентирован в вопросах обеспечения безопасности ныряния с аквалангом и легко может скоординировать и организовать лечение в другом учреждении.

Большие надежды сегодня связывают с так называемой страховой медициной, в том числе и в плане обеспечения помощи водолазам-любителям. Предполагается, что страховые компании, получив со своих клиентов деньги, озаботятся тем, чтобы при необходимости организовать для них правильное лечение. А из желания побольше сэкономить они, мол, будут заинтересованы в проведении профилактических мероприятий, включающих предварительные и перидические медицинские осмотры, соответствующий инструктаж, медицинский контроль и пр.

Звучит заманчиво, только не очень понятно, почему кто-то возьмет на себя заботу о здоровье дайверов, если им самим это не очень нужно? Проще собрать непомерные взносы и в случае наступления страхового случая выплатить огромную компенсацию, откупившись от реальных забот деньгами. А если клиент все же обеспокоен своей судьбой, тем более непонятно, какой толк от страховщика, выступающего посредником между врачом и возможным пациентом. Ведь в сегодняшних условиях недостатки медицинского обеспечения аквалангистов-любителей никак не связаны с дороговизной услуг или иными финансовыми ограничениями. Скорее, дело в элементарной безграмотности, халатности, ленности и безалаберности, составляющих удивительный коктейль в душе некоторых экстремалов.

Подведем итог. Всем хорошо известно, сколь интересен и удивителен дайвинг, одаривающий увлеченные натуры потрясающими переживаниями и оптимизмом. Об этом писал еще Гай Гилпатрик, открывший человечеству красоты Подводного Мира. Однако, отдаваясь порывам безудержной страсти, не стоит забывать и о враждебности этого Мира, безжалостно наказывающего всякого, кто пытается фамильярничать со стихией. В обеспечении безопасности погружений под воду огромную роль играет комплекс мер, называемый скучным термином «медицинское обеспечение водолазов».

О содержании медицинского обеспечения говорить можно очень долго. Врачи, пожелавшие стать врачами водолазными, осваивают предмет от 2 до 4 месяцев, водолазы-профессионалы, в некоторых случаях обеспечивающие спуски в отсутствие медработников, изучают азы этой науки не менее полутора месяцев. Аквалангисту-любителю достаточно знать намного меньше.

Самое главное, что должен знать каждый, одевающий снаряжение и опускающийся в пучину вод, это три вещи: кто, как и где окажет ему при необходимости медицинскую помощь. Поскольку в жизни всегда бывает «виноват тот, кто умнее», на эти вопросы обязаны ответить те, кто берут на себя смелость организовать погружение товарищей. И здесь совсем нет нужды изобретать велосипед. В стране действует система медицинского обеспечения водолазов, в основе которой лежит сеть лечебно-профилактических и санитарно-эпидемических учреждений на водном транспорте, удачно дополняемых медицинскими учреждениями других министерств и ведомств, использующих труд водолазов. Дайверам остается лишь активно использовать сложившиеся связи, эксплуатировать готовые механизмы. Никто не проиграет. Все только выиграют.

Обратный звонок
Обратный звонок