Атака погибших кораблей

04.02.2008

Автор: Алексей СМИРНОВ. 

Воды Балтики и Атлантики, омывающие берега североевропейских стран, стали ареной Атака погибших кораблейкровопролитных морских сражений в годы первой и второй мировых войн. На дне лежат тысячи транспортных судов и военных кораблей, вставших там «на вечный якорь». Многие из этих стальных гробов имеют статус захоронений, покой которых запрещено тревожить, И вот сейчас мертвые угрожают живым. Из недр проржавевших остовов кораблёй стали сочиться нефтепродукты и другие, экологически опасные вещества, в том числе ртуть. Назрела острая необходимость санации гигантского подводного кладбища, которая может обойтись в миллиарды евро.

Провал операции Caesar

В 2003 году корабль ВМС Норвегии, прочесывая сонаром дно возле острова Федье неподалеку от Бергена, обнаружил на 150-метровой глубине остов подводной лодки.

Субмарину разорвало взрывом на две части, лежащие в сорока метрах друг от друга. Военные наконец-то нашли то, что искали: легендарную немецкую U 864, последнюю надежду Гитлера, призванную спасти третий рейх от краха. В конце января 1945 года эта лодка вышла из Киля с грузом военных секретов Германии. На ее борту были чертежи и отдельные узлы реактивных самолетов Ме- 163 и Ме-262, радара фирмы siemens, подлодки нового поколения и множество других изобретений военного характера. Киль лодки вместо обычного свинца был заполнен 1800 стальными баллонами с ртутью общим весом в 68 тонн. Груз сопровождали два десятка немецких инженеров, специалистов в области ракетной техники, электроники в кораблестроения. U864 участвовала в операции третьего рейха под названием Caesar, целью, которой была передача военно-технических достижений Германии союзной Японии. Гитлер надеялся, что Япония сумеет выковать «оружие победы» по немецким чертежам и притянет на себя дополнительные силы США, остановив тем самым продвижение союзников в самой Германии. Помимо 4ноу-хау»

Япония нуждалась в ряде материалов стратегического назначения, в том числе ртути, поэтому кили немецких подводных лодок, отправлявшихся в конце войны на восток, были забиты всякой всячиной — от ртути до оптического стекла.

Промежуточным портом захода U 864 по пути в Пенанг, оккупированный Японией, был норвежский Берген. Из Бергена субмарина вышла 8 февраля 1945 года, взяв курс в открытую Атлантику. Этот поход, однако, не был тайной для союзников. Англичанам удалось перехватить и расшифровать сообщение о плавании U 864, отправленное из Берлина в Токио. На всем маршруте субмарину ждали засады.

Первая из них была устроена на самом выходе из бергенского фьорда, где дежурила британская подлодка Ventnrer. Гидроакустик английского «охотника» быстро установил контакт с противником: шум двигателей немецкой подлодки был неровным, что указывало на неисправность ее дизеля. Выйди на перископный уровень, командир Ventnrer обнаружил U 864, возвращавшуюся в надводном положении в Берген. Догадка о технической неполадке на немецкой лодке подтвердилась. На U 864 обнаружили врага, и субмарина начала двигаться зигзагом, пытаясь уклоняться от торпедной атаки. Действительно, три торпеды прошли мимо, но четвертая ударила прямо в середину U 864. Операция Caesar завершилась на дне у острова Федье.

 

Склад ртути на дне моря

Этот эпизод второй мировой войны, возможно, таки остался бы достоянием узкого круга историков, если бы не ртуть, хранившаяся в киле потопленной субмарины. Норвежские военные взялись за поиски U 864 после получения письма немецкого инженера, сообщавшего о ядовитой начинке лодки, которая могла отравить море на сотни километров вокруг.

Субмарина погибла совсем недалеко от Бергена, в районе интенсивного рыболовства

Исследование остова U 864 с помощью беспилотной мини-подлодки подтвердило худшие опасения немецкого информатора: дно вокруг лодки было усеяно проржавевшими стальными баллонами с ртутью. Новость о находке «ртутной» подлодки облетела всю Норвегию, вызван панику у рыбаков: ведь если бы содержимое баллонов попало в воду, пострадали бы не только промыслы в районе Бергена, удар пришелся бы по всему экспорту норвежских морепродуктов. Под угрозой оказался даже смысл традиционного рекламного девиза «дары самого чистого моря планеты», так успешно продвигавшегося Норвегией во всем мире на протяжении десятилетий. О том, что страхи норвежцев ничуть не преувеличены, говорит пример другой рыболовной державы — Японии. В 1968 году в стране Восходящего солнца разразился скандал, связанный с заражением более трех тысяч жителей поселка Минимата ртутью, которую они годами получали с морепродуктами. Расследование показало, что всему виной была компания Chisso Corporation, которая с 1932 по 1968 год сбросила в местную бухту около 27 тонн ртути. Поражение нервной системы людей, вызванное ртутью, стало с тех пор известно как «болезнь Минимата». Итогом японской экологической катастрофы, помимо отравления жителей деревушки, стали гигантские убытки на национальном уровне из-за сокращения продаж морепродуктов.

Стоит ли удивляться, что судьба «ртутной» лодки стала предметом обсуждения в правительстве и парламенте Норвегии! На ее дальнейшее обследование было выделено 20 миллионов крон (около трех миллионов евро).

В 2005 году ученые Норвежского института морских исследований NIVA провели замеры уровня ртути в донных отложениях вокруг подлодки. Результаты анализов оказались удручающими: в одном килограмме донных пород содержалось 1,653 миллиграмма ртути, в то время как нормальный для этих мест уровень составлял 0,1 миллиграмма.

«Это очень плохо, но пока рано делать выводы о масштабе возможного экологического бедствия. Мы ведь производили замеры вплотную к корпусу лодки и, кроме того, сложно рассчитать поступление металлической ртути, преобразованной в морской воде в органическую разновидность, в организмы рыб и других животных», — прокомментировал результаты исследований директор NIVA Енс Скей в интервью Общественному радио Норвегии NRK.

Экспедиция NIVA подняла на поверхность один из баллонов с ртутью, изучение, которого показало, что долго тянуть со спасением моря нельзя. Коррозия практически «прогрызла» пяти миллиметровую сталь емкости, нетронутым остался лишь слой в один миллиметр.

Береговой директорат, занимающийся затонувшими в территориальных водах Норвегии судами, направил по результатам работы NIVA доклад Министерству рыболовства, в котором предлагались меры по предотвращению катастрофы. Содержание этого документа засекречено, но можно предположить, что выводы были сделаны достаточно серьезные, поскольку министерство издало запрет на ловлю рыбы и крабов в районе острова Федье.

Сейчас Береговой директорат совместно с компанией Norske Veritas проводит открытый международный конкурс на лучшее техническое решение проблемы «ртутной» субмарины. Из 14 проектов в финал вышло четыре. Две компании собираются накрыть лодку грунтово-бетонным саркофагом, третья намерена поднять субмарину с помощью заведенных под нее тросов, четвертая предлагает щадящий подъем, надев на остов цилиндр, открытый в нижней части. После насадки «чехла» лодка будет завернута подведенными снизу пластинами.

Победитель конкурса сможет начать подъемную операцию в 2010 году. Самый дешевый вариант — устройство саркофага — обойдется минимум в 80 миллионов крон (более 10 миллионов евро), но против этого проекта возражают местные жители, поддержанные Министерством рыболовства. Идею залить лодку бетоном первоначально выдвинул Береговой директорат, поскольку именно так поступили с тремя десятками подобных ядовитых объектов в мире. Рыбаки, однако, опасаются, что саркофаг окажется лишь временным решением проблемы. С годами его герметичность нарушится, существует также риск сползания многотонной массы грунта и камней с подлодки во время работ. Именно так произошло на Балтике при попытке поместить, а бетонный склеп, затонувший паром «Эстония» в конце 90-х годов прошлого века. Грунт «поплыл», и работы пришлось прекратить.

 

«Нефтедобыча» с крейсеров и линкоров

История U 864— наиболее яркий и страшный пример того, какой удар из-под воды ждет Норвегию и другие североевропейские страны в ближайшие годы, если уже сегодня не принять программу «зачистки» дна. Неподалеку от Тромсе на севере Норвегии отравляет воду гигантская туша немецкого линкора «Тирпица», потопленного в 1944 году В 1947-50 годах этот корабль, загораживавший подход к порту Тромсе, был разрезан на несколько частей; две трети его корпуса подняли и отправили а металлолом. Но и оставшаяся треть монстра продолжает загрязнять окрестные воды. «Тирпиц» сочится мазутом, а также бензопиреном и другими вредными веществами, входившими в состав горючего, смазочных масел и трансформаторов.

Государственное ведомство по контролю над пищевыми продуктами не советует вылавливать и есть дары моря, добытые в радиусе ста метров от остова линкора. Кто и как соблюдает эту рекомендацию — вопрос открытый. Проблемы, схожие с Тромсе, и у другого норвежского города — Нарвика, в бухте которого в 1940 году было устроено

настоящее «корабельное побоище». Объединенные силы англичан, французов, поляков и норвежцев отбили в апреле 1940 года атаку немецкого десанта, стремившегося захватить атлантический порт Нарвик, через который шла транспортировка шведской железной руды. В боях за Нарвик погибло 23 военных корабля и транспортных судна, семь из которых до сих пор покоятся на дне, представляя собой тикающую экологическую бомбу

По данным портовой инспекции Нарвика, в танках затонувших кораблей находится не менее 3000 тонн мазута, который уже начал пятнать поверхность воды. Сбор такого количества нефтепродуктов обойдется не менее чем в 400 миллионов евро. В 1993 году фирма 81011 Сошех обследовала по поручению Министерства окружающей среды подводное кладбище в Нарвике, расположенное на девяносто метровой глубине. По мнению специалистов, проржавевшие емкости для горючего могли выдержать еще примерно лет десять-пятнадцать. Сейчас наступил предельный срок, после которого в любой день может начаться массовый выброс нефтепродуктов из глубины, но норвежские власти пока не нашли средств для санации нарвикского фиорда.

В списке Берегового директората Норвегии значатся три десятка более приоритетных объектов, которые необходимо «выпотрошить» в течение ближайших двадцати лет. Один из них, немецкий крейсер «Блюхер», потопленный норвежской береговой артиллерией в 1940 году в Осло-фиорде, был санирован в течение нескольких лет в конце 1990-х годов. Из танков 200-метровой махины, лежащей на девяносто метровой глубине, было откачано около 1600 тонн мазута. Работа обошлась более чем в 90 миллионов крон (около 13 миллионов евро). На очереди — забор 7000 тонн топлива из парохода «Нордвард», разбомбленного в Осло-фиорде в 1942 году и начавшего выбрасывать на поверхность значительные количества мазута. Норвегия, живущая рыбой, первой из североевропейских государств еще в самом начале 1990-х годов взялась за решение гигантской проблемы, которую уже нельзя было откладывать «на потом».

Страна провела необходимую предварительную работу по разделению ответственности властей за затонувшие суда и их обезвреживание были выделены средства на изучение «фронта работ», составлена компьютерная база данных на 2300 погибших кораблей. Швеция приступила к первой фазе операции «разминирования» лишь недавно. Министр экологии Андреас Карлгрен дал поручение подчиненным ведомствам выяснить, кому можно поручить перемещение и санацию «бесхозных» объектов на дне моря. Выводы и предложения должны быть представлены министру до 31 мая 2008 года. По предварительным оценкам, вдоль западного и восточного побережья Швеции покоятся около 700 затонувших судов, представляющих экологическую опасность.

В конце прошлого года исследователь Высшей технической школы Гетеборга Ида-Майя Хассельлеф подготовила исследование о санации судов, затонувших в годы двух мировых войн у западного побережья Швеции в районе Богуслэна. По ее оценке, предварительный осмотр каждого судна обойдется примеров в 200 тысяч евро. Откачка мазута из трюмов будет стоить от 300 тысяч до 30 миллионов евро. Это огромные затраты, но устранение лишь прямых последствий выброса такого же количества нефтепродуктов на побережье грозит быть в 4-5 раз дороже.

Ида-Майя Хассельлеф предлагает создать специальный фонд по изучению и «чистке» погибших кораблей, который будет аккумулировать как государственные таки частные средства. Необходимо также разрабатывать альтернативные методы санации, одним из наиболее перспективных среди которых является биологический,

основанный на «запуске» в трюмы затонувших судов бактерий «нефтеедов». «Действовать нужно уже сейчас. Многие

из затонувших судов начали «стрелять» нефтью», — утверждает автор доклада.