Подробности происшествий с дайверами 2007 года

6.01.07. Официальная версия: Marsa Alam, Египет — Три иностранца и египтянин пропали без вести в субботу, когда погружались под воду в Красном море. Пятый дайвер, который был с ними, смог добраться до берега несмотря на сильный ветер и высокие волны в том районе.

Египтянин, три русских и голландец начали дайв в субботу утром в 13 км к северу от курортного города Красного моря Marsa Alam, расположенный о700 км к юго-востоку от Каира, сказал Эля Абделджелил (Abdelgeleel), он возглавляет поиск и спасательный комитет Ассоциации Красного моря водного спорта и дайвинга.

Дайверы ныряли около большого кораллового рифа и собирались вернуться к катеру 45 минут спустя. Когда они не возвратились вовремя, шкипер лодки сообщил об их отсутствии в дайв-центр Beachsafari, который организовывал данную поездку.

Для начала, лодка прошла около рифа, в поисках дайверов, но не ншла их. Один из российских дайверов, идентифицированный российским Министерством иностранных дел как Владислав Лукьянченко, плыл к берегу через три часа.

Его, потерявшего сознание поместили в больницу. Идентифицированы потерявшиеся люди: египетский гид Махмоуд Ахмед Хамдан.Российские дайверы Дмитрий Капитонов и Елена Сандукова, а также голландский дайвер Мишель Ассендфилт (Michel van Assendelft).

Египетский гид был опытным водолазом, и Е. Сандукова была инструктором. Температура воды Красного моря на тот период — 20°C.

 

Дайв на Эльфинстоуне

В нашей группе было всего 8 человек — Павел, Юля, Дима, Лена, Мишель (из Голандии), 2 Андрея (отец и сын) и я — Владислав Лукьянченко.
Из погружавшихся на ЭльфинСтоуне я и Дима заканчивали курс AOWD под руководством Лены, Мишель был AOWD. Лена была инструктором по нескольким системам, в том числе по PADI. Нам оставалось лишь одно ночное погружения для завершения курса. Оно было запланировано на конец того дня. Лена попросила Пашу и Юлю с нами не ехать по причине их недостаточной подготовленности.
В субботу 6го января мы планировали сделать 2 погружения утром на рифе ЭльфинСтоун, который находится километрах в 10 от побережья, с берега после обеда и ещё одно ночью. Выезд из кемпинга на риф был запланирован на 5.45 и состоялся бы только при не очень плохой погоде.
Когда мы встали в 5.30 и пошли пить кофе, ветер был слабым и море относительно спокойным. Из персонала кемпинга никого видно не было. Прождав до 6, и так и не увидев никого из местных, мы пошли их искать. Наконец появился только проснувшийся араб и заявил, что ему сказали о выезде в 6.15. Немного поворчав, мы разбрелись по своим домикам греться. При среднесуточной январской температуре воздуха в 17 градусов и ветре, рано утром даже в Египте не жарко.
Гидрокостюмы надели в домиках, в них ехать на машине теплее. У всех были мокрые костюмы толщиной 5 мм. У Лены свой, у Димы арендованный в Москве, у нас с Мишелем арендованные в кемпинге. Свой дополнительный 1мм костюм Ленка оставила Юле, так что второй костюм на 1 мм был только у Мишеля. Я решил попросить у персонала шлем, но мне сказали, что у них их нет. Ну, нет, так нет. У Димы ещё были перчатки. Забегая вперёд, скажу, что не знаю, какой костюм был у гида (его звали Махмуд), но у него был шлем и перчатки.

По-моему, только к 7 часам все стали подтягиваться к домику со снарягой и грузить её на машину. Жилеты и баллоны были приготовлены ещё с вечера. В 7.15, когда мы отъезжали, подошёл Эмад, менеджер и владелец этого кемпинга («Beach Safari») и поругался на персонал, что опаздываем. Нот квайес китир.
Катер стоял на пляже Egla, километрах в 2-3 к югу от самого кемпинга. Он стоял метрах в 20-40 от берега, и пока Махмуд плавал за ним, мы прыгали по пляжу и грелись. Катер был человек на 6-8 максимум, целиковый, не как те лодки «Зодиак» с надувными бортами. Перетащив всю снарягу и дополнительные баллоны в катер, мы потихоньку поехали. Первые минут 5-10 прыгать по волнам было в удовольствие, которое постепенно перешло в раздел почти экстремальных американских горок, поскольку стоя в передней части катера слева от водителя (его звали Ибрагим) я лишь постоянно вытирая лицо от воды мог изредка видеть, как мы собираемся прыгнуть с очередной волны. Чтобы не вылететь, приходилось амортизировать ногами. Всё в лодке было мокрое, даже наш завтрак, засунутый в носовую часть катера. Арабы иногда переговаривались, и Ленка мне сказала, что они могут повернуть назад. Надо сказать, что Ибрагим вел катер довольно хорошо, вовремя притормаживая и разгоняясь, чтобы не сильно биться лодкой о волны.
Мы двигались на северо-восток. Впереди неподалёку от рифа (который выглядит на поверхности как полоса белых от пены волн) была видна относительно большая яхта. Добравшись до рифа, я заметил 2-3 Зодиака вокруг, которые катались вокруг и, как я понял, ожидали возвращения своих дайверов. Ибрагим и Махмуд перекинулись несколькими словами с водителями этих Зодиаков.

Лена немного поговорила с Махмудом по-английски, я не слушал. Затем по-русски нам сказала, что мы планируем совершить первое погружение вдоль восточной стены рифа, начиная с его середины, планируемая глубина — 25 метров. В северной части, возможно, увидим акул. Катер дрейфует по течению и подбирает нас, когда мы всплываем. Мы с трудом надели снаряжение (маски, ласты, жилеты с баллонами) и с большим трудом расселись по бортам, пытаясь не свалиться за борт слишком рано, так как болтало на волнах нехило. Ибрагим подвёл лодку ближе к рифу, досчитал до трёх, и мы выпали все сразу за борт. Почесав макушки, мы погрузились. Было 9 часов утра.

Сразу стало видно относительно рифа, что течение сильное и идёт на север, в противоположную сторону волнам. Я расслабился и попытался прикинуть скорость — получилось около 0.5 метров в секунду. Посмотрел на дайв-гида. Махмуд пытался зацепиться за риф и снять жилет, чего-то там поправить. Я про себя чертыхнулся, так как днём ранее на утреннем дайве на Хаус-рифе я видел, как он делает то же самое, наступая на кораллы и ломая их. Продолжая погружение наблюдал за рыбами, краем глаза заметил, что Дима что-то фоткает. Кто-то, по-моему Мишель, показал в направлении от рифа, посмотрев туда, я увидел в голубой дали формы больших рыб, судя по всему акул. Махмуд поплыл в сторону от рифа, набирая глубину. Держась за ним, я посмотрел наверх. Сверху метрах в 3-5 была Лена, показывающая чтобы мы все поднялись выше и ниже не ходили. Как она позже сказала, она была на глубине 40 метров и поэтому всем показывала глубже не ходить.

Посмотрев вокруг, я нашёл всех глазами. Посмотрев вниз, я увидел отрог рифа на довольно большой глубине, самого рифа в виде стенки видно уже не было. Некоторое время мы плыли вдоль этого отрога, насколько я понял, пытаясь вернуться к рифу. Глубина была примерно метров 25. Я снова поискал глазами всю группу. Мишеля я увидел метрах в 5 надо всеми, он махал рукой и показывал на манометр. Мне сначала показалось, что он спрашивает про оставшийся воздух, поэтому я указал Лене и Диме на Мишеля и посмотрел на свой манометр. Когда я снова нашёл глазами Мишеля, он уже дышал из Диминого октопуса. Я подплыл к ним и взглянул на Димин манометр, у него было всего 50 бар. Я показал Диме, что у меня осталось 150 и стал протягивать свой октопус Мишелю. Однако он этого не видел и они довольно быстро всплывали. Доплыв с ними до глубины 3-4 метра, я остановился и, убедившись, что они на поверхности, поплыл вниз к Лене и Махмуду. Когда я подплывал, Лена покрутила пальцем у виска. Я показал, что двое всплыли. Махмуд начал разматывать буй и всплывать. Я держался за Лену, и мы начали всплывать по её компьютеру, сделав 2 декомпрессионных остановки и пытаясь держаться ближе к нашему дайв-гиду. Махмуд всплыл гораздо быстрее нас. Когда мы всплыли, было около 9.30.
Оказавшись на поверхности, мы первым делом собрались вместе и взялись за руки. Только Махмуд плыл отдельно с надутым буйком на расстоянии 5-10 метров. Катеров не было видно вообще. Вдали, метрах 300-400, был видна яхта, скорее всего которую мы видели ранее. Немного помахав ей и покричав, мы поняли, что отдаляемся от неё. Немного сориентировавшись, решили потихоньку плыть по направлению к берегу (его было видно), чтобы не замерзать, и ждать пока нас найдут. Забегая вперёд, скажу, что спасательных катеров мы не видели в тот день вообще.

Махмуд сказал, чтоб мы сбросили грузовые пояса, что мы и сделали. Немного пообсуждали компрессионную болезнь и её симптомы. Я подумал, что неспокойнее всего сейчас, наверное, Димке и Мишелю, поскольку вылетели они очень быстро. На вопрос, что с ним случилось под водой, Мишель, сказал, что у него заканчивался воздух и почему-то, не надувался жилет. Он испугался, что провалится вниз, и запаниковал. Дима сказал, уже по-русски, что Мишель дышал очень сильно, и он прямо слышал, как воздух выходит у него из баллона. Ленка поругалась на то, что мы ушли слишком глубоко. Мы отложили все разбирательства на потом, т.к. первоочередная задача была выбраться. Махмуд, проплывая недалеко от меня, как мне показалось, выкинул буй. Мы с Ленкой его подобрали, Лена его скрутила и убрала.

Появилось предложение скинуть баллоны. Немного обсудив его, мы решили попробовать. У моего баллона Лена не смогла открутить регулятор, поэтому я сначала скрутил у неё, затем у Мишеля. Баллоны имели положительную плавучесть. Попробовав плыть без баллона на спине, ребята решили, что не очень удобно, поэтому баллоны вернули на место, только регуляторы крепить не стали.
Солнце жарило с юга, время текло очень незаметно. Мы держались за руки и плыли спиной вперёд, иногда оглядываясь в попытке увидеть ближайшую точку берега и заодно отдохнуть. Волны были 1-2 метра. Удерживать тело в постоянно сидячем положении было сложно — сильно уставал пресс. Мишель плыл на спине, и поэтому сложно было понять его состояние, но ногами он работал постоянно. Мы разговаривали, шутили, что если и умрём, то в хорошей компании. Решили, что компьютер нужен каждому, кто собирается более-менее осознанно и серьёзно заниматься дайвингом, и первым делом мы с Димой купим себе по компьютеру, когда выберемся.

Примерно в середине дня мы заметили дайверскую яхту. Она плыла с севера на юг примерно метрах в 500 к востоку от нас. На крики, махание ластами и буём не откликалась. Я спросил Ленку, что может попытаться доплыть до неё без снаряги? Она сказала «Снимай снарягу». Отплыв метров 50, я потерял её из виду. Когда на очередной волне я её увидел, она была уже далеко — включила двигатель и ушла. Пришлось возвращаться ко всем. Мы продолжали плыть к берегу. Махмуд всё ещё плыл отдельно. Через какое-то время он подплыл к нам и попросился в цепь. Сначала он плыл крайним, слева от Мишеля, но потом, когда он начал засыпать, его поставили между Мишелем и Димой.

Продолжая плыть по направлению к берегу, я пытался наметить цель на берегу и плыть непосредственно к ней. Я заметил довольно высокую мачту-антенну на берегу, к которой мы стали уже целенаправленно плыть. Я пытался показать Махмуду (он постоянно сбивался с направления и начинал засыпать), куда надо плыть, но он не понимал, то ли из-за недостаточного знания английского, то ли от усталости. Берег приближался, что внушало определённый оптимизм. Я всем сказал по-английски, что, скорее всего, мы через 4 часа будем на берегу. На что Мишель тихо ответил «Тогда без меня», что меня сильно насторожило.
Солнце уже близилось к горизонту у нас за спиной. Все уже гребли гораздо слабее и стало казаться, что берег не приближается, и мы просто стоим на месте. Было сложно психологически осознавать, что последние силы уходят в никуда. Злило также то, что никаких поисков мы не видели. Думать становилось всё труднее.

Солнце зашло, но пока было светло, мы стали смотреть огни на берегу. Рядом с антенной была видна ещё одна башенка, которая оказалась маяком, на котором мигал красный фонарь.

Уже в сумерках я заметил средних размеров корабль справа от себя, т.е. на юге. Крики, махания жёлтыми ластами и буём не помогли. Кричали на 1-2-3. Я сорвал себе горло. Слишком поздно сообразили, что можно уже использовать вспышку от фотоаппарата. Фотки кормы корабля не помогли. Корабль прошёл в метрах 100 от нас и уплыл на север. Ленка заплакала. Никогда не видел плачущей Ленки. Стало не по себе.
Снова собрались и поплыли на маяк — расстояние не сокращалось. Уже стало ясно, что до отлива мы не сможем все вместе преодолеть эти 3-5 км и добраться до побережья. Раньше я уже несколько раз читал о бесполезности борьбы с отливом. Примерно через полчаса я поговорил с Леной на тему того, что я плыву один на берег и присылаю лодки. Она спросила, уверен ли я. Я сказал, что точно не утону, поскольку костюм держит, а замерзать всё равно где. Ребята в обсуждении не участвовали, т.к. Махмуд засыпал, Дима и Мишель лежали на воде и очень медленно гребли ластами. Плыть до берега на тот момент мне казалось единственным верным решением, поскольку я чувствовал в себе достаточно сил, чтобы доплыть, но не видел этого в других. Я снял жилет с баллоном, попросил у Лены маску и поплыл. Было примерно 18 часов.
Я интенсивно плыл брассом по направлению к маяку довольно долгое время. Меня ужалила медуза в правую кисть, стало колоть. Чёрная водяная пропасть снизу никаких эмоций не вызывала. Волны уже не загораживали мигающей лампы и были видны фары машин, проносящихся по шоссе. Но лампа маяка вновь перестала приближаться и, как я ни старался, расстояние не сокращалось. Судя по всему это было какое-то течение. Уже почти сломавшись и смирившись, я поменял курс на следующий маяк на севере, лёг на спину, обнял себя руками и стал медленно плыть, смотря на звёзды и разговаривая с ними. Изредка поворачиваясь, пытался оценить расстояние до берега. Часа через 2 после того, как поплыл один, я заметил какой-то свет над морем, примерно над тем местом, где мы расстались. Сначала мне показалось, что это был прожектор, направленный вверх. Я уже подумал, что это какой-то корабль нашёл их, но через несколько минут понял, что это вставала луна.

Пока плыл, я пару раз заснул. Придумывая причины, ради которых стоит не спать и жить, я грёб уставшими ногами. В очередной раз, посмотрев на берег, я понял, что он достаточно близко, и я доплыву. Я перешёл на брасс и через некоторое время увидел дно. На прибрежный риф вышел с облегчением. Сняв ласты и выйдя из воды, я пошёл к постройкам. Был примерно 21 час.
Это оказался довольно большой отель Badawia. В ресторане я нашёл 2-ух людей и начал им всё рассказывать. Минут через 10 там уже было человек 15 местных, мне дали бедуинскую одежду, в которую я переоделся. Мужик, как понял потом из полиции, спросил, могу ли я ехать на катере на место, я сказал что да. Сели в машину, какое-то время почему-то тупили. Мне дали телефон, я описал спасателям на катере ориентиры места, где мы расстались. Приехал Эмад и вместо катера меня отвезли в местную больницу и час проверяли. Когда я, наконец, настоял на том, чтобы поехать на катере, меня отвезли на пристань и сказали, что катер ушёл 10 минут назад. Я уже был не в состоянии думать, поэтому вырубился в больнице, когда меня обратно туда отвезли. Меня уверили, что как только их найдут, их сразу туда привезут.

Утром в больнице я никого не увидел. Разбудил доктора и попросил отвезти меня в Beach Safari. После того, как я приехал, Паша с Юлей поехали в соседний отель отправлять в консульство номера паспортов (сами паспорта забрала полиция) и страховки в страховые компании.

Владислав Лукьянченко.

 

6 января 2007 в ходе погружения в пещере Рас Мамлах погиб Алексей Борисов. Погружение выполнявшееся Андреем Чистяковым, Сергеем Андреевым (ATx TDI, Full Cave IANTD и сайд-маунт NSS-CDS) и Алексеем Борисовым (ATx TDI, Technical Wreck Penetration NAUI) было начато в 9.30 утра по местному времени. Мы работали двумя группами – Андрей Чистяков с Алексеем Борисовым (максимальная глубина 65 метров) и Сергей Андреев (соло, максимальная глубина 81 метр) Андрей Чистяков и Алексей Борисов планировали пройти вдоль белого ходовика до окон, с достижением максимальной глубины 65 метров, около «окон» повернуть назад и вернуться тем же путем, время на дне около 20 минут. Использованные газовые смеси: Алексей Борисов Tx 17/20, EAN 50 и кислород, Андрей Чистяков Tx13/37, EAN50 и кислород. Сергей Андреев (15/30) прошел вниз по вертикальному ходовику, достигнув глубины 81 метр. На глубине 50 метров, у катушки (старая катушка на стене пещеры) дайверы планировали встретиться и продолжать всплытие вместе одной группой События развивались согласно плану до отметки около 55 метров. Мы с Алексеем периодически обменивались световыми сигналами OK? OK! Алексей быстро и адекватно отвечал. На отметке около 50 метров мое беспокойство вызвали странные звуки, когда я осознал, что это – дыхание Алексея, беспокойство переросло в сильную тревогу. На очередной сигнал ОК? Алексей отреагировал неуверенно. Сразу после этого его фонарь погас. В это время я смотрел на него и медленно двигался по направлению к нему. Я видел, как Алексей пытался включить свой основной фонарь, фонарь вспыхивал и гас. Я подплыл к Алексею и, не заметив его резервного фонаря (возможно, он его потерял в ходе погружения, но резервный фонарь у него был точно, я лично ему его вручил перед погружением – это был маленький фонарик UK), предложил ему один из своих резервных фонарей (у меня и у Сергея Андреева было по три фонаря – по одному основному и по два резервных). Алексей не смог включить мой резервный фонарь, я помог ему и предложил продолжить движение дальше вдоль ходовика. В это время я уже видел немного выше нас Сергея Андреева. Дальше события развивались молниеносно. В очередной раз, оглянувшись на Алексея, я увидел, что он судорожно схватился за ходовик и пытается намотать его на руку, как-бы подтягиваясь на нем. Я немедленно подплыл, и, коснувшись его руки, попытался его успокоить, по глазам было видно, что Алексей находится под сильнейшим стрессом. Алексей отреагировал резким отталкиванием моей руки и рывком вперед по ходовику. Было слышно его судорожное частое и громкое дыхание. Я попытался его остановить, было видно, что он на грани истерики. Алексей нервно отталкивал меня и пытался рваться по ходовику в сторону выхода. Внезапно он резким движением руки выбросил регулятор изо рта. Я попытался вернуть его регулятор обратно ему в рот, но Алексей активно сопротивлялся, не давая мне это сделать. Несколько раз он выбил изо рта мой регулятор. При этом он активно размахивал руками, представляя для меня серьезную угрозу. В какой-то момент он схватил вторую ступень своего регулятора в левую руку и вообще не давал мне возможности вернуть его на место. Я воспользовался его запасным регулятором и попытался вставить его обратно ему в рот. Алексей начал активно размахивать головой из стороны в сторону и отказывался от регулятора. Вставить загубник ему в рот мне удалось только после того, как его движения стали менее активными. Я немедленно нажал кнопку второй ступени для очистки ее от воды. Алексей затих и не шевелился. В какой-то момент мне даже показалось, что у него есть слабое дыхание. Но, по-видимому, это были остатки газа из легких, постепенно пузыри сменились мелкими пузырями («молоко»). Во время всего вышеописанного Сергей Андреев помогал мне светом, поскольку мой фонарь я отпустил и, в противном случае, я бы просто ничего бы не видел. Я продолжал удерживать регулятор во рту, соблюдая декомпрессионные обязательства, работая с его и своим BCD одновременно и выполняя всплытие. Когда, на глубине 22 метра я попытался сменить регулятор Алексея на EAN50 стало очевидно, что он мертв. Попытка обнаружить у него пульс тоже ни к чему не привела (правда, при всей сомнительности этого мероприятия под водой). Тем не менее, я продолжал удерживать регулятор во рту Алексея, надеясь на чудо. Чуда, конечно, не произошло. Таким образом, тело было поднято мною на поверхность с соблюдением декомпрессионного режима. После подъема тела на поверхность факт смерти был очевиден – лицо было серо-лилового цвета, изо рта выделилась грязно-белая пена. Проводить реанимационные мероприятия на поверхности не имело смысла – прошло около 40 минут от момента остановки дыхания под водой, что, несомненно, вызвало гибель нервных клеток головного мозга. Вытащив тело из воды, мы погрузили его в машину и отъехали от пещеры до того места, откуда можно было установить мобильную связь. О происшествии был уведомлен дайв-центр, полиция и друзья погибшего.
Тело Алексея Борисова было доставлено в морг в Нувейбе, где была проведена медицинская экспертиза, в результате которой установлена причина смерти – асфиксия. После чего, в полиции, я и Сергей Андреев были допрошены в качестве свидетелей. Вечером того же дня состоялось судебное заседание, констатировавшее смерть от несчастного случая во время погружения. Ночью того же дня, после суда, я предпринял действия по началу процесса репатриации тела. Уже на следующий день, 7 января, тело было увезено в Каир для выполнения консульских формальностей и репатриации.
По моему мнению, причиной гибели явился стресс, усиленный фактором отказа оборудования (фонарь) и переросший в неконтролируемую панику. Действия Сергея Андреева в данной ситуации считаю правильными и разумными.
По-видимому, у Алексея Борисова, были глубокие и тщательно им скрываемые психологические проблемы, связанные с погружениями в темные надголовные среды (страх темноты?). Со своей стороны, считаю все предпринятые мною действия адекватными ситуации. Теоретически, можно было бы предпринять попытку спасения, начав активный выход из пещеры, минуя декомпрессионные обязательства. Но, в любом случае, это заняло бы, несомненно, больше 6 минут (время жизни клеток головного мозга, в течение которого возможно восстановление функций) и, самое главное, неминуемо привело бы к ДКБ II типа, как у реаниматора, так и у пострадавшего, что, в условиях отдаления от ближайшей барокамеры в районе 2-х часов езды (через перевал900 метров!) было бы равносильно суициду.
Дополнительно считаю нужным сообщить, что Алексей Борисов ранее совершал серию глубоких погружений со мной и погружение в пещеру Рас Мамлах без видимых проблем. Кроме этого, мне кажется важным отметить некоторые незначительные изменения в поведении Алексея в этот его приезд – он был необычно молчалив и задумчив. До этого я не видел Алексея в течение нескольких месяцев и отметил эти небольшие изменения. Считаю целесообразным проанализировать жизнь Алексея с целью установки факта аналогичных эпизодов (панических атак), заболеваний и черепно-мозговых травм в анамнезе.
Всех профессионалов, связанных с погружениями в надголовные среды, прошу обратить особое внимание на анализ анамнеза кандидата и, возможно, психологического тестирования на предмет устойчивости психики. При этом замечу, что стандартные упражнения курсов (внезапное срывание маски, искусственное создание стресса) не выявляли у Алексея никаких видимых психологических проблем. Он был моим студентом от уровня Эдвансед Найтрокс до уровня Эдванс Тримикс и я всегда отмечал его очень высокую стрессоустойчивость, кроме того, особенности конституции (субтильное телосложение и длинные руки) позволяли ему совершенно беспроблемно выполнять ряд упражнений, требующих хорошей эластичности мышц и подвижности суставов (вентильный цикл и т.п.).

Андрей Чистяков.

 

Начало года потрясло кейв-дайверское сообщество Флориды. За месяц 4! инцидента с фатальным исходом. Интересно то, что все происшествия имеют различную природу, но каждый представляет собой типичный пример своего типа.

1) 19.02.07. OW дайвер погружаясь с двумя партнерами в каверне Catfish отплыл от товарищей и решил исследовать сифон (пещера Манати Спрингс). Сифон этот, после того как дайвер пересекает определенную точку обладает такой всасывающей силой, что выплыть на ластах попросту не представляется возможным. Местные кейвдайверы в этом случае просто дрейфуют до следующего выхода ниже по течению тоннеля или выходят «скалолазанием» по песчаному дну, при этом помогает хороший запас газа. Погибший имел один баллон 11 л. и видимо пытался выплыть. Этот дайвсайт разрешает OW дайвинг, однако предупреждает держаться подальше от темной зоны, где располагаются туннели источник и сток (сифон), а также запрещает OW использовать свет, полагая, что без света они просто не дойдут до входов в пещеру.
Здесь надо дать некоторые пояснения по правилам организации погружений во Флориде. Формально существует строгое правило, запрещающее OW совершать погружения в пещеры. Но так как этого самого по себе мало, ибо храбрые недоумки находятся везде, все ходовики начинаются на некотором расстоянии от зоны света, и во всех стэйт парках (официальные парки, принадлежащие штату Флорида), на территории которых находится большинство пещер, действует правило «no light». Т.е. запрет OW иметь какой бы то ни было источник света. Это довольно актуально, так как много источников разгружается через большие и красивые каверны, весьма популярные у местных OW.
Про Мэнэти Спрингс хочется сделать одно замечание, что бы попасть в синкхолле в зону даунстрима (нисходящее течение) нужно приложить весьма серьёзные усилия. Такого, что вы случайно доплыли до зоны даунстрима быть не может, сначала придётся серьёзно поработать ластами против течения (зона upstream). Кто конкретно был в этой ситуации виноват, видимо, теперь уже будет выяснять суд, потому что некоторое время назад инструктор, с которым совершалось погружение, был арестован. Какое именно обвинение ему будет предъявлено пока неизвестно.
По договорённости с инструктором ли или самостоятельно храбрый OW полез в сифон не так важно. Важно, что оказавшись в зоне сильного нисходящего течения засасывающего в пещеру он уже был обречён. Имея один баллон 11 л, и не имея фонаря, он не мог воспользоваться ни одним из вариантов выхода. Ни вылезать против течения, а это, кстати, требует некоторой тренировки, ни отдаться течению и выплыть ниже. Расстояние до следующего синкхола, если я не ошибаюсь что-то около 300 метров с глубиной хода 30 метров. Скорее всего, тренированному дайверу одного баллона для этого должно было бы хватить, но отсутствие света и тренировки ставило крест на подобном решении.
Сухой остаток. OW без какого-либо формального или неформального опыта, без соответствующего снаряжения оказался в пещере. Занавес.
2) 15.03.07. С освещением этого инцидента есть некоторая странность. Сообщения, появившиеся на американских сайтах, исчезли через несколько дней после публикации. Собственно, даже ссылки на американский источник привести нельзя, нечего. Исчезла без следа даже ветка обсуждения этого случая. Поэтому могу привести только ссылку на сайт:

Объяснение для этого факта, которое я вижу, это имеющее место полицейское расследование.
Коротко о случившемся.
Два дайвера Гарри Миллизер (Harry Milliser) 48 лет, не имевший пещерной сертификации, но имевший какое-то количество пещерных погружений, OW с 20-летним стажем, и Гордон Смит (Gordon Smith) 58 лет, по одним данным cavern diver, по другим full cave, совершали погружение в источник Джэксон Блю. Надо заметить, что источник просто разгружается в реке, поэтому к нему можно просто подплыть на лодке и, соответственно, подход к нему не охраняется рейнджерами. Чем собственно товарищи и воспользовались.
Храбрые дайверы совершили бросок по голд-лайну (основной ходовик во Флориде, как правило, жёлтого цвета) 200 метров и, бросив скутеры, ломанулись в неизвестное им ответвление. Именно там произошло непонятное. Видимо, Гарри показалось, что он застрял, хотя по заверениям людей, знающих этот сифон, ход не представляет из себя экстремальную узость, и проходится в бэк-маунте без проблем. Как бы то ни было, он запаниковал, замутил ход, и его бади предпочёл за благо смотаться. По крайней мере, так выглядит официальная версия.
Вынырнув, Гордон тут обратился к владельцу находящегося рядом дайв-шопа Эдду Соренсону (Edd Sorenson). Тот через 40 минут был уже на месте трагедии, найди Гарри и его спарку отдельно друг от друга. Причём газ в спарке не был израсходован. Видимо Гарри попытался снять спарку и потерял её.
Мы не знаем, тренировал дайвер этот навык когда-либо или нет. Замечу только, что во Флориде снимание/одевание спарки считается высшим пилотажем. Не забываем, что это не открытая вода, а пещера с ухудшающейся видимостью. Показательно, что Гордон Смит был так же арестован, как и инструктор в случае на Мэнэти Спрингз.
По злой иронии судьбы погибший уже записался на cave курсы и должен был их проходить на следующей неделе.
Отметим ВСЕ важные моменты этой истории. Первое, и самое главное. Как минимум один дайвер не обладал необходимыми навыками и сертификацией для выполнения дайва. Были приведены две пещеры, где погибший нырял. Одна из них точно так же, как Jackson Blue, находится в русле реки и нырялка там не отягощена общением с представителями закона. Как бы то ни было, но Гарри успел сколько-то раз нырнуть в пещеры. Нырнуть, но не набраться навыков и знаний. ИМХО такой дайвер более опасен, чем просто OW. Он гораздо ближе стоит к роковой черте, поскольку у него есть мнимое чувство опыта, и его тянет на расширение своих границ. И при попытке расширить эти самые границы, т.е. залезть в неизведанную узость, выясняется несоответствие возможностей дайвера, его желаний и условий пещеры. Нигде в сообщениях ничего не говорилось о конфигурации дайверов, но я так понимаю, что с фонарями и спарками там было всё нормально, иначе это было бы отмечено. Т.е. погибший обладал даже некими базовыми знаниями, но не навыками.
Второе, что сразу бросается в глаза, это поведение бади. В экстренной ситуации, хотя непонятно насколько она была сложной, бади предпочёл удалиться. Скорее всего, бади был психологически не готов к такому развитию событий, так же как не был готов совершать дайв в режиме инструктора.

 

 

3) 15.02.07 в пещере Allens Mill Pond (в 5 минутах от Луравиля) во время соло сайдмаунт дайва погиб один из ветеранов сайдмаунта и «сухой» спелеологии Рональд Симмонс (Ronald Simmons). Друг и партнер Джил Хейнер и Вес Скилс (фильм The Cave), изобретатель известного спелеологам устройства подьема по веревкам. По предварительной версии произошел отказ оборудования. Пещера Ален Миллпонд неглубокая, всего около 10-15 м в привходовой части, но изобилует узостями и естественно плохой видимостью. Стесненность и плохая видимость делают командные дайвы в таких условиях практически более опасными, чем соло.
Дайвер обладал огромным пещерным опытом. И как сухой спелеолог и как кейв-дайвер. Сообщение о его гибели казалось настолько странным, что единственным объяснением его казался только отказ оборудования. Однако эта версия не подтвердилась.
Немного о дайвсайте. Пещера Allens Mill Pond находится рядом с системой Luravill springs, которая разгружается в источник Telford. Собственно в самом Telford’e я нырял. Пещера неглубокая, глубины в районе12 метров, только в одном месте ход падал ниже 20 метров, но даже в нижней части заиленная и некомфортная для бэк-маунта. Можно представить что именно творится в верхней части системы, где располагается Mill Pond, насколько узкие и заиленные там ходы. Причём, Allens Mill Pond состоит из нескольких классических лабиринтов с разветвлённой системой ходов.
Симмонс был известен, как страстный картограф. Именно картографией он занимался в этой пещере, до злополучного дня им здесь было совершено несколько дайвов и откартирована часть пещеры.
На сайте IUCRR (www.iucrr.org) размещено сообщение об инциденте, но давать прямые ссылке на статьи там невозможно, а текст там на английском, да и размещать выдержки оттуда запрещено. Поэтому коротенько приведу суть.
Тело погибшего было найдено в 100 метрах от входа после бокового джампа. Дайвер был в положении плывущего к выходу. По словам Марка Лонга (Mark Long), нашедшего тело, оно выглядело, как «sprinting for the surface», т.е. как я погимаю, «бегущий к выходу». В правой руке у погибшего был нож. Приблизительно 4 метра с эксплорационной катушки было смотано и зацепилось за застёжку на ластах. Правая застёжка на ластах, была отстёгнута. Всё остальное снаряжение было в норме. Один из регуляторов находился во рту. Второй закреплён.
Симмонс использовал два баллона (7,7 литра). Баллоны были пусты.
Как это не печально, но причиной инцидента стало неправильное планирование газа. По всей видимости, Симмонс совершенно не придерживался правила третей, так как работал недалеко от входа, и основной объём газа занимала работа. Казалось, что газа, которого он резервирует для возвращени вполне достаточно. Возможен и другой вариант, мужику так «вставляло» от картирования, что он растягивал процесс, как можно дольше, и не контролировал воздух. В приватной беседе один из друзей Симмонса сказал, что в его дневниках были найдены записи о его прошлых дайвах. Перед гибелью Симмонс несколько раз выходил из пещеры, имея минимальное количество газа.
И в итоге на подобное планирование газа наложилось запутывание в катушке. Почему это произошло, мы можем только гадать. То ли Симмонс не зафиксировал полностью катушку, а это иногда бывает тяжело сделать в нулевой видимости (учтите, что нужно на ощупь завязать петлю, одеть её на фиксатор и т.д.), то ли плохо зафиксировал. Но две проблемы сложившись одновременно, привели к фатальному исходу.

4) 17.03.07. Источник Madison Blue. Погружение совершалось группой дайверов. Внезапно лидеру группы стало плохо. Попытки бади оказать какую-нибудь помощь ни к чему не привели. Причина смерти – сердечный приступ.
Было короткое сообщение, что произошло это в 5.30 утра, что несколько странно, поскольку парк в это время закрыт, и нырялка запрещена.

Итак, мы имеем четыре печальных события, каждое из которых хорошо иллюстрирует вероятные сценарии инцидентов в пещерах с людьми разного уровня подготовки.
1) Гибель совершенно неподготовленного OW при попытке приблизиться к пещере.
2) Гибель OW, имеющего «наныр» в пещерах, но не имевшего реальных навыков и сертификации.
3) Смерть опытного кейвера при нарушении правил планирования газа.
4) Несчастный случай.

Может писать это не совсем корректно, но именно из-за случаев типа 1 и 2 власти закрывают пещеры. Просто ставят решётки на входе, заваливают входы и пр.…
Андреев Сергей.

 

25.03.07 в Дахабе, Египет, погиб Владимир Захаров, мастер спорта по конькам, член сборной страны. Как выяснилось позже, у него были проблемы с сердечно-сосудистой системой. Многие года наблюдался у профессора Антьфьева в г. Екатеринбурге. В номере отеля нашли изрядное кол-во лекарств. Свое заболевание скрывал. Нырял от дайвцентра «Тритон». Принимающая сторона DAHAB-CLUB.
Маршрут Беллз-Блю Холл, 20 минут, максимальная глубина 12 метров, квалификация OWD, опыт погружений 6 дайвов.
Во время дайва — сигнал партнеру «Проблемы с сердцем», вместе всплыли, на поверхности через непродолжительное время потеря сознания, буксировка к берегу примерно 6 минут с искусственным дыханием. На берег вынесли без пульса. 25 мин СЛР с использованием кислорода до прибытия скорой. Безрезультатно.

 

11.04.07 в Ницце во время тренировки погиб известный французский ныряльщик Лоик Леферм.Лоик Леферм

На морском побережья Ниццы во время тренировочного погружения погиб известный французский ныряльщик Лоик Леферм. Как сообщает издание Le Monde, 36-летний спортсмен не смог выплыть на поверхность. Под водой у Леферма остановилось сердце. Попытки врачей реанимировать ныряльщика не принесли результата.
Лоик Леферм известен тем, что 30 октября 2004 года установил мировой рекорд, погрузившись на глубину в 171 метр без акваланга, превзойдя на 9 метров предыдущее достижение кубинца Франциско Родригеса Феррераса. Леферм, тренировавшийся по специальной методике, опустился на глубину менее чем за 2 минуты и пробыл под водой 3 минуты 15 сеунд. В 2006 году этот рекорд был побит австрийцем Гербертом Ницшем, который нырнул на 183 м. Все эти рекорды были зарегистрированы в Средиземном море на рейде Виллефранш-сюр-Мер.

 

Пять лет назад при таких же обстоятельствах у берегов Доминиканской республики погибла 28-летняя рекордсменка мира француженка Одри Местре. Ее жизнь оборвалась вблизи побережья Доминиканской Республики, во время того, как она пыталась побить рекорд своего мужа кубинца Ферреры. Местре принадлежал мировой рекорд среди женщин — в 2001 г. она нырнула на глубину 130 метров.

15.04.07 в Шарм-эль-Шейхе, Египет, во время глубоководного погружения с аквалангом утонул российский дайвер. Погибший — москвич Виктор Ананин, 1960 года рождения — приехал в курортный египетский город Шарм-эш-Шейх на Красном море 11 апреля. Далее ситуация описана со слов человека, нырявшего в той группе.
Погружение планировалось как чек-дайв-вывеситься-освоиться после прилета. Инструктор-итальянец из дайвцентра «Гранд Блю» при отеле. В группе один итальянец, двое русских и два чеха.

Жена и сын Виктора находились на берегу. Ныряли с мостика. После команды «вниз» инструктор задержался добавить грузов одному русскому, один чех так и не смог погрузиться и не пошел на дайв. После того, как группа собралась на 5-7 метрах, Виктора с ними не оказалось. Инструктор, переспросив, где он, получил ответ «не знаю» и повел группу дальше вокруг рифа. Группа не погружалась глубже 15-16 метров. Минут через 20 группа всплыла и на поверхности Виктора не обнаружила. С мостика показали в море, Виктор махнул рукой (сигнал бедствия) в 100-130 метрах от входа в воду. Инструктор поплыл за ним.

 

Родственникам сразу дали подписать бумаги о том, что они не имеют претензий к дайвцентру. Вскрытие не проводилось, снаряжение не арестовывалось. Дайверской страховки не было. Репатриация проходила за счет родственников.
По логам: компьютер (Suunto Vyper) зафиксировал 2 погружения с поверхностным интервалом 7 минут. Первый – 8 минут, рваный профиль, вылет с 15-16 метров. Максимальная глубина 18 метров. Второй – медленное (6 метров в минуту) падение до 51 метра, затем быстрое всплытие со скоростью 25-30 метров в минуту.

Опыт Виктора: сданный осенью 2006 г. в Подмосковье OWD + курс плавучести. Очень жаль человека. Погиб из-за отсутствия опыта и небрежности инструктора…

Судя по всему, в первое погружение были проблемы с плавучестью. Потом потерял группу и решил найти самостоятельно. Упал до 51 метра, посмотрел на компьютер (я думаю и воздуха в баллоне не особо осталось, 3 минуты на глубине больше 40 метров с отсутствием опыта и стрессе от потери группы — в 12 литровом баллоне оставалось бар 20-50, да и азотом накрыло сильно) и выбросился (не думаю, что намеренно, скорей всего хотел подвсплыть, но он вряд ли мог контролировать плавучесть в толще воды, тем более под наркозом).

Причиной гибели явилась ДКБ + возможно, баротравма легких.
Инструктор, при потери одного из дайверов, обязан был прекратить погружения для группы и искать дайвера (зря подписали бумагу).

 

 

19.06.07. Бобруйский дайвер угодил в сети крымских браконьеров.
«На участке между санаториями «Прометей» и «Жемчужина» сотрудниками спасательной станции «Прометей» был спасен запутавшийся в сетях дайвер, о чем сделана запись в журнале регистрации происшествий. Дайвер действительно из Бобруйска, 1962 года рождения, имеет сертификацию CMAS**. В целом то, что написано в прессе, соответствует действительности. Добавлю некоторые подробности. Дайвер, который скорее всего отправился собирать рапана, запутался в 20-метровом куске старой нейлоновой рыбацкой сети, установленной браконьерами, вероятно, несколько лет назад. Это произошло на расстоянии 500 метров от берега на глубине шести метров.

В Евпатории, как известно, мелкие песчаные отмели уходят далеко в море. К сожалению, у дайвера не было ножа. Он пытался выпутаться из сети самостоятельно, но запутался еще больше и в коконе из сети находился на глубине около полутора метров — выше подняться уже не мог.

Его спасло то, что неподвижный буй заметили наши сотрудники, поспешившие на помощь. Они вырезали незадачливого аквалангиста из сети, доставили на берег и на скорой помощи отправили в госпиталь, так как он был в состоянии сильного стресса, хотя в целом его жизни уже ничего на тот момент не угрожало. Удивительно то, что у ныряльщика в импортном дайверовском оборудовании со своим баллоном, не было обыкновенного дайверовского ножа».

Сообщил начальник Группы водолазно-спасательных работ МЧС Крыма

Виталий Карвовский.

 

 

3.10.07 два бойца спецподразделения ГРУ утонули на острове Русский.
Страшная трагедия произошла в бухте Новый Джигит на острове Русский: во время учений погибли 2 бойца спецподразделения ГРУ. Военнослужащие 14-й бригады воздушно-десантных войск, отрабатывали элементы подводного плаванья недалеко от пирса. 6 человек, снаряженные лишь ластами, маской и трубкой шли в одной связке у поверхности воды.

Как сообщает ПТР, чрезвычайное происшествие разыгралось в считанные секунды. Боец, шедший в связке вторым, через трубку хлебнул воды и, запаниковав, поволок за собой на глубину пловцов, находившихся впереди и сзади него. Как и полагается в таких случаях, конец водолазной связки был снаряжен буем.

По нему находившиеся на пирсе офицеры смогли определить, что среди пловцов происходит что-то чрезвычайное, и произвели срочную эвакуацию. Всех водолазов вытащили на берег и оказали медицинскую помощь.
В результате два бойца были доставлены в госпиталь, а двоих спасти не удалось. Сейчас один из госпитализированных уже выписан, а один находится в главном госпитале ТОФ. По данному факту военной прокуратурой проводится проверка.

03.10.07 поехали на «рачий» карьер в р-не Солнечногорска. Приезжаем на карьер. Там где всегда стояло МГУ стоит хонда паспорт. Возле нее ходит человек. Ставлю машину фарами на воду метрах в 50 от нее. Человек идет к нам. Прошу знакомого узнать у него, что ему надо. Он идет к водителю. Вижу на нем гидрокостюм. Открываю дверь, здороваюсь, говорю, что тоже приехали понырять. На это он отвечает, что у него только что утонули двое друзей. «Сколько прошло времени». «Ну, минут 15. Они вон там и показывает на круглый буй, метрах в 45-ти от берега». «А буй откуда?». «Мы были на связке. Я выбрался, сбросив оборудование, а они утонули». «На АВМках?». «Да».
Телефон, одежда и документы в машине. Стекло бить он ну никак не хочет. Начинаем обзвон знакомых, вызываем милицию. Попутно выясняю, как и что произошло.

Парень говорит, что раньше имел водолазную квалификацию (что-то я ну очень сильно в этом сомневаюсь, даже на 3й класс он ну ни грамма не тянет). У двух других опыт погружения 2 дайва. Пошли на АВМках в связке, расстояние, с его слов, метров 7-8 (глубина там 5-6 метров). Все было нормально. Потом один из его знакомых уходит наверх. Он идет следом, выходит на поверхность и видит, что у него паника и он кричит, что ему не хватает воздуха. На команду «Бросай грузы и аппарат» — идет вниз. Он пытается идти следом, но видимости ноль. Пытается тащить его, но очень большая разница в весе. Где при этом находится второй — он понятия не имеет (судя по длине веревки должен быть под ними). Дальше он сбрасывает аппарат, к которому он привязан и выходит на поверхность.

Очень много несостыковок, поэтому попробую привести свое видение того, что там произошло ни грама не претендующее на совпадение с реальностью.
3е идут в связке (полный маразм) на АВМ-ках. Выражаясь обычным языком — ползут они по дну. Пока дно было каменным — все было нормально. Потом они попадают в ил (для этого им надо было спустить по откосу). Вот тут видимость моментально пропадает. (Там один, на крыле, почти не работая ластами — и то муть поднимаешь. А тут трое барахтаются в полную силу). Поднимается муть, и видимость полностью пропадает. Сантиметров 20, не больше. Ночь. Ориентиров никаких нет. Опыта нет. Начинается паника, + они связаны и не могут никуда выскочить из этого облака мути. Один выскакивает в панике на поверхность. Второй идет за ним и видит что у него паника.

Команду сбросить груза он не в состоянии выполнить хотя бы потому, что грузовой пояс у них сделан по принципу брючного ремня (один в один). Его быстро не сбросишь. Как только силы заканчиваются барахтаться на поверхности при отрицательной плавучести — он идет на дно, и за веревку начинает тащить того, кто сверху, пытаясь подтянуть себя на ней. В результате он начинает тащить вниз того, кто сверху. Парень сбрасывает аппарат и выходит наверх. По всей видимости, после этого тот, что внизу переключается на второго, который в этот момент оказывается под/рядом ним, судя по длине связующей веревки (ну как еще могло сразу 2 человека утонуть). Ребята военные, из Москвы, совсем не дети (всем за 30). У всех жены… Снарягу взяли у знакомых военных водолазов.
С уважением Юрий DM PADI, Тх TD.

 

 

12.10.07. Алексей Купчин (Санкт-Петербург) утонул, выполняя погружение в глубоководную каверну Пещера Нептуна на глубину 76 метров (согласно показаниям компьютера погибшего). 13 октября 2007 года, Андреем Чистяковым был проведен поиск и подъем тела. Погибший использовал спарку с воздухом (алюминий 2 по 11 литров) и декобаллон (алюминий 11 литров) с EAN 60. Погружение Купчина проводилось дайвцентром Торчдайверз.

Операция по подъему тела была начата в 6 утра (по местному времени, Москва + 2 часа) инструкторами Школы Технического Дайвинга. Андрей Чистяков начал погружение в 6-40 утра, через 10 минут в воду вошли Алексей Гришин и Анна Козлова. Андрей Чистяков извлек тело и все оборудование из дальней комнаты Пещеры Нептуна (75 метров), поднял погибшего до 50 метров, где передал тело Алексею Гришину и Анне Козловой. Подъем до поверхности был выполнен Алексеем Гришиным.

В момент, когда тело было обнаружено, погибший находился в самом дальнем конце каверны, за сужением, лицом от выхода, в положении «фин пивот» (ласты на грунте, тело под углом примерно 35-40 градусов). На погибшем было все оборудование, включая декобаллон. Лица погибшего не было видно, так как он был повернут «от выхода», поэтому, нельзя достоверно утверждать, была ли на лице маска и где был регулятор. После извлечения тела через сужение маски на лице и регулятора во рту не было, также был сорван резервный регулятор с ошейника, что, возможно, произошло при протаскивании тела через сужение. Погибший размотал ходовой конец от входа примерно до начала сужения, где катушка кончилась.

В этом месте катушка была зафиксирована двумя свинцовыми грузами, на которых вертикально стоял фонарь (возможно, строб). Дальше погибший прошел без ходовика. В каверне стояла пелена взвеси, не характерная для этого места, возможно, погибший сильно замутил проход или заднюю комнату. Основной источник света работал, когда Андрей Чистяков зашел в пещеру. После извлечения тела кулаки погибшего были сжаты, руки были в положении «перед собой».

Андрей Чистяков.

17.10.07 на 16-й станции Большого Фонтана погиб аквалангист. Одессит Станислав Горбаджи был дайвером-любителем и не был членом какого либо одесского дайв-клуба. Предположительно, он погружался под воду близ мыса Большой Фонтан в поисках ценных находок.

По данным МЧС, около 19.00, как раз в тот момент, когда Станислав со своим напарником находился под водой, у него остановилось сердце. Напарник пытался помочь дайверу, вытащил его на берег, а затем стал размахивать руками, чтобы привлечь чье-то внимание. Вскоре приехала скорая помощь и наряд милиции, но, увы, спасти аквалангиста не удалось.
Дежурный службы реагирования на чрезвычайные ситуации Владимир Могилевец сообщил нам, что подобных случаев смерти водолазов в этом году в Одессе не было.

 

21.11.07 во время погружения на рифе Эльфинстоун пропала группа из трех барнаульских дайверов во главе с MSDT PADI Владимиром Бухмиллером. Ведутся активные поиски.
Пропавшие Владимир Бухмиллер, Сергей Гурба и Наталья Доронина, оказывается, заранее запланировали нырнуть на глубину 90 метров. Об этом рассказал четвертый участник погружения, который был в курсе этих планов, но который «не нырял глубоко», — говорится в пресс-релизе.

Хроника происшествия:
Группа дайверов подводного клуба «Бездна» (Барнаул) во главе с руководителем клуба Владимиром Бухмиллером участвовала в дайвинг-сафари по Красному морю на судне Tiger Lily. Сегодня после второго погружения на южном плато рифа Эльфинстоун группа не вернулась на судно. Через 15 мин после установленного на брифинге максимального времени погружения (60 мин) начались поиски. Непосредственно под судном на декомпрессионной остановке был обнаружен один из барнаульских дайверов, который рассказал, что группа в составе Владимира Бухмиллера, Сергея Гурба и Натальи Дорониной решила совершить погружение на 90 м на воздухе, а его как наименее опытного оставили на 40 метрах. Все участники погружения ныряли в обычном снаряжении с одним баллоном и не имели технодайверской квалификации. Команда судна и дайв-гиды не знали о запланированном глубоком погружении.

Сразу же после получения этой информации начались поисковые работы (обследование судном и зодиаками окрестностей рифа и места погружения под водой), о происшествии и сообщили на другие суда, которые также приняли участие в поисковых работах. Сегодня море в районе Эльфинстоун спокойное, течения почти нет. Однако до наступления темноты поиски результатов не дали. С рассветом поиски пропавшей группы продолжатся.
Пропавшие в Египте аквалангисты из России нарушили инструкции по погружению в районе рифа Эльфинстоун, говорится в опубликованной информации.

 

 

13.12.07 Роберт Виковски работал рекреационным инструктором в дайв-центре Planet Divers. Мы были знакомы — «привет-привет». 13 декабря у него был выходной. Роберт взял баллоны в дайв-центре и поехал понырять в Блю Холл «для себя». По информации от его друзей, через несколько дней он должен был начать учиться по программе Эдвансед Найтрокс Дайвер. На 13 декабря Роберт не был сертифицирован как технический дайвер. В этот день Роберт выполнил два погружения. Первое — Блю Хоул, Арка, глубина не менее75 метров (!). Конфигурация снаряжения — спинка, крыло, один баллон с воздухом плюс стейдж с воздухом (!). Соло. Второе — в том же духе. Со второго погружения Роберт не вернулся. Вместе с ним в Блю Холле была его знакомая Кристина, которая в тот день не погружалась.

Вечером того же дня мне позвонили представители дайв-центра и попросили выполнить поиск и подъем тела, ни у кого не оставалось сомнений, что Роберт погиб. Я выразил готовность выполнить эту работу утром следующего дня. Несколько дней потребовалось на согласование формальностей с местными властями и родственниками погибшего — часть семьи сначала была против подъема, потом родственники пришли к общему согласию — тело искать и поднимать. Операция по подъему была назначена на 17 декабря. Поиск проводил я, Андрей Чистяков, мне ассистировали Анна Козлова и Алексей Гришин. Операция началась в 5 утра по местному времени, в воду я вошел в 8-10, погружение начал в 8-30. Через 20 минут в воду вошли Анна и Алексей. Мы договорились встретиться под сводом Арки. Представители дайв-центра ждали на поверхности, осуществляя контакт с полицией и властями.

Я начал погружение с внешней стороны Арки, с глубины 130 метров, планомерно «змейкой» обследуя дно и плавно поднимаясь в сторону Арки. Тело было обнаружено на 15 минуте дайва на глубине 113 метров, на Южной Стене Арки (симметрично, в противоположном углу от Барбары). Я заметил тело по скоплению рыбы. Погибший лежал на спине, ногами от Арки, регулятор был рядом, не во рту. Я осмотрел оборудование, попробовал поддуть компенсатор для начала подъема — поддув не работал, сухарь погибшего был обжат. Я поддул компенсатор погибшего ртом для уменьшения отрицательной плавучести и начал подъем.

Поднял тело до свода Арки, поддул компенсатор ртом, установил небольшую положительную плавучесть для стабилизации тела под сводом и начал ждать своих ассистентов, попутно выполняя свои декомпрессионные обязательства. Ассистенты прибыли через несколько минут, после чего Алексей Гришин принял на себя дальнейшую заботу о транспортировке тела, а Анна ассистировала мне до конца моей декомпрессии, у Анны были мои баллоны EAN 50 и два кислорода. С собой я брал 4 стейджа — один с глубоким ран-газом (14/45) и два — с ран-газами 25/28 плюс один EAN 50. Моя донная смесь была в 15 литровой спарке — TX 8/76.

Алексей поднял тело до 16 метров, и положил его под мостиком Блю Холла. Вскоре я подплыл к нему и осмотрел оборудование погибшего, что мог — проверил. Поддув не работал, в основном баллоне было 50 бар, регулятор стейджа был без манометра, сколько там оставалось — точно сказать не могу, но что-то было точно, судя по плавучести баллона — баллон был негативным. Вентиль стейджа был закручен. Все вторые ступени при нажатии на кнопку очистки давали воздух. На запястье погибшего был компьютер Алладин, с глубиной 113 метров плюс слейт с планом (!). План был на 90 метров (!), ран тайм ухода — 5-я минута. Глубокие остановки в плане отсутствовали.

Алексей поднялся на поверхность и предпринял действия по очистке места выхода от туристов, после чего вернулся под воду и выполнил окончательный подъем. Я продолжил свою декомпрессию — общее время моего погружения составило 210 минут. Анна Козлова сопровождала меня в течение всей декомпрессии.

Когда я вышел, тело уже увезли. Мною была поднята также видеокамера погибшего, которая в данный момент находится у меня и будет передана родственникам. Мы просмотрели видеозаписи погибшего — второго погружения на пленке нет, зато отснято его первое погружение в этот день — судя по картинке, Роберт находился не менее чем на 75 метрах.

Со слов людей, проводивших осмотр компьютера погибшего, первое погружение было выполнено на глубину 85 метров.

По злой иронии судьбы, я видел Роберта во время его первого погружения (как потом понял, под водой я его не узнал, да и не мог узнать, поскольку мы были едва знакомы и, понятное дело, никогда вместе не ныряли, честно говоря, я даже не знал, что этого парня зовут Роберт, просто, как это бывает — знакомое лицо — «привет-привет» с утра…). Мы с моим учеником Вадимом Колошиным из Днепропетровска после курса Trimix выполняли погружение в Арку на глубину 55 метров и на внешней стене Арки, значительно ниже нас я увидел однобаллонного дайвера со стейджем и видеокамерой — по ощущениям, он был никак не мельче 70 метров!! Переглянулся со своим учеником, покрутил пальцем у виска… Внимательно следил за происходящем, видел, что дайвер уверенно всплывал, никаких признаков паники, было заметно — что это — не новичок.

Дайвер все время держался вдали от нас, я видел, что он начал подниматься, потом ушел выше нас, и мы его потеряли из виду. Уже в стакане Блю Холла, перед выходом, мы снова увидели этого дайвера (я узнал его по оборудованию и очень характерной видеокамере — старомодный прямоугольный механический бокс). Он висел на буйке, опять-таки вдали от нас, я попытался привлечь его внимание, чтобы выразить свои чувства по поводу его «дайва», даже приготовил блокнот, но дайвер ушел в сторону понтона и мы его снова потеряли из виду. Уже на поверхности я спросил Ахмеда, не видел ли он человека, выходившего с камерой, сказал, что я видел одинокого дайвера очень глубоко, существенно ниже нас? Ахмед ответил, что — нет. Возможно, Роберт заметил нас и решил всплыть на понтоне, чтобы избежать нелицеприятного разговора. Уже потом, изучая материалы видеосъемки, мы увидели себя в тумане, под сводом Арки — это были, несомненно, мы! Других дайверов в то время в Арке не было… Вот так бывает… Думал ли Роберт, что снимает человека, который через несколько дней будет поднимать его безжизненное тело со дна.

Андрей Чистяков.

 

16.12.07.  Из Липецка в село Грязное на поиски утонувшего 16 декабря Виктора Землянухина выехала водолазная группа Центральной спасательной станции. Группой руководит старший специалист областного учреждения охраны жизни людей на водных объектах Липецкой области Виктор Кобарженков.

Поиски Виктора Землянухина оказались безрезультатными, — сообщили в Центральной спасательной станции Липецка. – Водолазы исследовали дно реки Воронеж возле полыньи, в которую нырнул Землянухин, но тела не нашли. Возможно, ныряльщика отнесло дальше по течению.
Напомним, что 48-летний Виктор Землянухин, пропал днем 16 декабря. В окрестностях села Грязное Липецкого района Землянухин — водолаз-любитель спустился на дно реки Воронеж. Видимо, нырнув Виктор Землянухин не нашел выхода из-под ледяного покрова.

При этом он нарушил правила техники безопасности при подледных погружениях, при таких спусках необходимо присутствие на берегу как минимум двух помощников.
Тревогу подняли родственники ныряльщика, когда вечером он не вернулся с погружения домой. На берегу реки Воронеж в районе села Грязное был обнаружен автомобиль пропавшего мужчины.

Обратный звонок
Обратный звонок