Морские байки 2008

Погружение на первое мая

Весна. Весна, как хорошо, что есть Весна. После долгой зимы так хочется на море, так хочется пойти поддайвер Петр Геннадьевич Киреев воду, но у начальства свое виденье подготовки. С вас и бассейна хватит. Ну конечно, когда тебе под шестьдесят, то может тебе и бассейна хватит, старый морж, а еще каперанг. Ну а нам тогда было за двадцать, да и новое снаряжение пришло, надо бы испытать. Где бы уйти под воду на открытой воде, да еще что бы народу вокруг было поменьше. Засели мы в архив, стали искать подходящие озеро. И вот после долгих поисков подходящий объект был найден. Карстовое озеро, окруженное лесом вдали от жилья в ста двадцати верстах от города. Надо ехать посмотреть. После службы решили переодеться и ехать. Апрель месяц: погода премерзкая, снег с дождем, ветер. Я решил, что бушлат, берцы и феска не помешают. И стою я в метро, жду друга, штудирую «Справочник водолаза» Меринова и Смолина. И смотрю, Барракуда приближается в джинсиках, кроссовочках и легкой модной куртке. Предок его по загранкам мотался, и вещи у него всегда были импортные и модные. Но сегодня он явно был одет не по погоде. Но что не сделаешь, чтобы девчонки обращали на тебя внимание. Но в лесу девчонок не водиться. Делать замечание подчиненному я не стал, и мы сели в электричку. В дороге он мне стал объяснять устройство глубиномера. Если кто помнит, в свое время штатный глубиномер — это такая блямба размерами с хороший будильник, да и подводные часы — та еще тарелка. Его батя нам привез из загранки часы, а вот глубиномер Барракуда решил сам сделать — чтобы компактно и красиво. Он рассчитал формулу, при помощи которой в толстой пластмассе фрезеровалась змейка, которая накрывалась прозрачной крышкой. Внутри змейки был воздух, и когда туда попадала вода, она сдавливала воздух и, согласно градации на крышке, было видно, на какой ты глубине. Дешево и сердито. Этот глубиномер до сего дня лежит у меня дома. Вот так обсуждая снаряжение мы доехали на место. Снег с дождем летел с небес, а холодный ветер пронизывал до костей. Мне-то было ничего, а вот товарищу уже через десять минут было не до моды и девчонок, а хотелось застрелиться, но оружие мы сдали. Направление намечено, и мы устроили небольшой марш бросок, чтобы не околеть от холода. Километров через пять впереди показалась деревня с названием Малые Бобры. В деревне мы перешли на шаг. С моего бушлата капала вода, а мой сотоварищ был мокрым насквозь. Деревня как вымерла. Не было видно ни человека, ни огонька и собаки даже не лаяли. Свинцовое небо почти цеплялось за крыши домов, снег с дождем, ветер, и два мокрых призрака бредут по дороге. И вдруг дверь последнего дома открылась и на крыльцо вышла старушка точно как из сказки — вылитая Баба-яга. «Бабушка, далеко ль до озера» — спросил мой друг. «Да нет, три версты по дороге» — ответила, бабушка. В ее взгляде читалось, что мы психи, решившие в такую погоду искупаться. Ну, три версты не тридцать три. И, пройдя по дороге через лес, вскоре мы были на берегу озера. Все было прекрасно. Озеро в лесу и судя по воде в лунках, значит, рыбаки сюда ходили, очень прозрачная. Все подходило. И первого мая мы решили пойти на погружение.
Сидим мы в каптерке, укладываем вещи, и тут до нас прибегают переводчики. Переводчики у нас — это элита. Ну, английский там, французский — это ерунда, а вот экзотические языки — это элита. Вечно по загранкомандировкам, все в модных шмотках, при машинах, ну и гонор. Мы, конечно, тоже выезжаем, но кроме синяков и шишек не чего не привозили в отличие от них. Но аттестацию они тоже проходили: парашют, стрельба, физо, ну и погружение с аквалангом. Вот и прибежали они ко мне. Петруха, помоги, возьми с собой, научи, проконсультируй. Как не взять снаряжения выше крыши, а у них машины, все не на себе тащить. И вот 28 апреля снаряжение погружено, роли расписаны, я на переднем сиденье в машине, а остальные на электричке. Что нужно человеку для счастья. Правда, Барракуда взял с собой невесту, чтобы похвастаться, но об этом позже. Два часа дороги и мы на месте. И, о ужас, на озере стоит лед, да еще какой! Промерили лунку — 30 сантиметров. Так что делать? Ехать обратно? Ну, уж нет! Будем строить водолазною майну. Народ зашуршал, кто разбивает лагерь, разжигает костер, валит сушняк, наводит мостки, делает майну, пилит лед. И только переводчики как приехали, так сразу пить. Под лед лезть они отказались. Делать нечего — вот и вечер. У костра да за байками время летит быстро. Вот и отбой. Утро красит красным цветом ледяную поверхность озера. Майна готова, после завтрака небольшой перерыв и под воду. Правда, есть одна проблема. Сухих гидрокостюмов мы не взяли — только мокрые, а идти надо. Одна коробочка, приделанная к аппарату, нуждалась в проверке. Выход нашли очень просто. На лед поставили горелку, а на горелку чайник. Когда вода в чайнике согрелась до горячей, чайник снимали и горячую воду заливали за воротник гидрокостюма. Потом потихонечку по страховочному фалу на дно. Первый день прошел удачно. Температура воздуха стала повышаться, и ночью уже было плюс 20 градусов по Цельсию. И у переводчиков градус тоже повышался. Второй день вызвал опасения. Лед таял на глазах. И, пока лед под нашими ногами не ушел в тартарары, мы пошли под воду. И тут у майны показался один из переводчиков. Сказать, что он был пьян — это ничего не сказать. Он был невменяем. Посмотрев мутными глазами на нас, он строевым шагом пошел к центру озера. Левой, левой и вот он уже в центре. Еще один шаг и он уходит под лед. Мама родная!!! И тут появляется из-подо льда голова, а затем и весь морж вылезает на лед. Затем это тело принимает вертикальное положение и двигается в противоположную сторону от нас, где погружались под лед еще какие-то аквалангисты. Эта группа товарищей видимо была в шоке, когда к ним подошел мокрый насквозь человек и на их глазах снова уходит под лед. Как ни в чем, ни бывало он вылезает и направляется в нашу сторону. Подойдя к мосткам, он, встав на них, набрал полную грудь воздуха и видимо решил спеть. Но два моих бойца несли бревно и попросили его посторониться. И не долго думая он с мостков прыгнул в воду и поплыл к берегу. На берегу, он скинул мокрую одежду и надел одну тельняшку. Затем он добрался до моего спирта. А спирт у меня был особенный, в двухлитровой фляге, настоянный на перце и чесноке. Огненная акулья смесь, как ее называли мои бойцы. Эту смесь использовали только в экстренных случаях, когда надо было привести человека в чувства или поднять его из небытия. Так вот это чудо вылакало весь спирт и запело на весь лес. Пел он здорово «арию Мефистофеля», да так, что заслушались все. А когда он закончил, ему зааплодировали на обоих берегах озера. После арии он упал лицом на спальник и проспал сутки. И хотя бы насморк схватил зараза. Ну и последнее. К концу первомайских праздников лед совсем сошел, и Барракуда отозвал меня в сторону. Этому паразиту надо было повыпендриваться перед невестой, и он решил искупаться и звал меня поддержать его. И что ради друга не сделаешь. Мы разоблачились и бодрым шагом подошли к воде. Медленно, как будто вода из Индийского океана, плюс тридцать шесть, мы заходили и медленно погружались. Наши лица выражали блаженство, а внутри я матерился, как мог. Проплыв десять метров вперед, мы повернулись и поплыли к берегу. Выходили мы улыбаясь. Впечатление на невесту было произведено. Они ушли ворковать, а я пошел к переводчикам пить. Вобщем отдохнули не плохо.

День ВМФ!
Дело было в Новом Свете. Это было то время, когда акваланг перестал быть средством перехода границы и под воду пошли все подряд.
Я познакомился с Алексеем, который купил катер и акваланги и давал их в прокат. Мы оба служили на флоте, оба были легкими водолазами и оба…, ну это неважно. Вообщем рыбак рыбака видит издалека.
Туристический бизнес стал развиваться, и теперь по тропе Голицына водили экскурсии по Новосветовским бухтам, и появилась еще одна услуга: местные мужики купили катера и возили туристов по бухтам и на пляжи. И, естественно, теперь каждый считал себя мариманом — ведь он водил морское судно. Даже если человек служил в десанте, теперь он отмечал и день ВМФ.
Тогда открылось первое в Новом Свете более менее приличное кафе «Парадиз». И вот утром мы садились в катер и нас отвозили на маленький песчаный пляж, а ближе к вечеру забирали. И мы шли в «Парадиз» совместить обед с ужином. Старшему сыну тогда было восемь лет, и в тот год мы впервые погрузили его под воду, правда, взяв с него слово, что в кафе он без разговоров съест суп. Поставив катер на мелководье и опустив водолазную площадку, я начал обряжать его в гидрокостюм. Естественно, его размеров не было, и он был обряжен в самый маленький костюм. Зрелище было забавным. Затем его пристегнули к аквалангу «юнга», обвязали страховочным концом и опустили под воду на сорок сантиметров. Восторгу не было конца. Теперь я тоже мариман — сказал он, и я буду отмечать день ВМФ. После погружения мы вернулись на берег и пошли в кафе. Когда принесли борщ, сын съел пару ложек и отодвинул тарелку. Никакие уговоры не действовали — суп есть он отказывался. И после угрозы, что больше под воду он не пойдет, в суп закапали большие и горькие слезы. После этого водопада вся серьезность исчезла, мы рассмеялись.
На следующий день должен был состояться праздник, ожидаемый всеми — день ВМФ. Надо было еще съездить в Судак на рынок за мясом. Ну а вина можно взять в магазине при заводе.
Утром раненько мы со Скворцом (это фамилия такая) поехали на рынок за мясом. Мясо мы заказали заранее, теперь его надо было выкупить и заодно купить овощи-фрукты. Рынок в Судаке был мне знаком с детства. Еще в семидесятые годы я ходил туда с матерью. Этот рынок был запечатлен Л.Гайдаем в фильме «Спортлото 82». И с тех времен рынок мало, чем поменялся. Скворец повел меня к знакомому продавцу, который отложил нам мясо. Свежее мясо уходит моментально и к 11 часам хорошего мяса уже нет. Потом мы пошли вдоль рядов, покупая зелень, овощи, фрукты, приправы. В общем, всего набралось 120-литровый рюкзак. Когда затарились, отправились в Новый Свет.
На причале работа шла полным ходом. Вытащили большой мангал, начали разводить огонь. Скворец приступил к подготовке шашлыка. Он был не только легким водолазом, но и корабельным коком. Какие он отбивные из рапанов готовит, просто объедение! Ну а я примерно прикинул количество народу, захватил 12 литровую флягу и отправился за вином. Местные водилы, которые возят с пляжа, чувствуя запах праздника, подвезли меня до магазина бесплатно.
Из большой железной бочки разливали вино. Это не совсем вино — это купаж — то, из чего делают шампанское «Новый Свет». Напиток из трех сортов винограда нежно-розового цвета, непревзойденного вкуса, вобщем песня. Ну и цена ниже планки. Заправив флягу, я вернулся на причал.
В кабинете Деда (Дед — это командир причала, который командовал всей разношерстной братией, имеющей катера) сидел погранец. Этот вариант был предусмотрен. День Российского ВМФ на территории Украины всегда вызывает неудовольствие у некоторых представителей властей. Но Украина такая страна, где можно решать вопросы. Для этого случая из Москвы я привез бутылочку хорошего французского коньяка. Дед порезал лимончик и достал рюмки. И что самое забавное, к любому напитку он доставал соленую рыбку. Вот так человек устроен — все закусывал рыбой. Первою рюмочку выпили молча, приглядываясь к друг к другу. Потом пошло легче. Мальчишка был молодой, но родился он в СССР, и после четвертой рюмки налет самостийности исчез. И начались рассказы о трудностях армейской службы.
В те времена в Российской армии был бардак, ну а у самостийников было только название, а вот армии не было. В этом я убедился, когда в один год подводный спецназ Украины проводил учение в голубой бухте Нового Света.
Был конец мая. Я подошел к пирсу и вдруг увидал среди катеров старую ржавою посудину, пришвартованную драным канатом. Что это? Это транспорт спецназа — сказали местные. Я сначала не поверил. Но потом в эту драную лодку сели люди в старых гидрокостюмах, аквалангах и с оружием. Лодка отвалила и пошла в направлении пирса пансионата. Видимо это шоу проходило уже не первый день, и в предчувствии веселья местное население высыпало на набережную. Я переместился вместе со всеми. Лодка легла в дрейф в 100 метрах от пирса. На пирсе прохаживался часовой, и из пустых коробок было построено некое сооружение, похожее на заведение, стоящее на всех огородах за дачами. С лодки погрузился аквалангист и, судя по пузырям, пошел в сторону пирса. Часовой упорно делал вид, что не замечает пузырей на воде. Аквалангист всплыл, вылез на пирс и «ликвидировал» часового. Затем он заложил заряд под непонятное сооружение и ушел под воду. Прошла минута, затем другая, затем третья. Потом десять минут. Потом пятнадцать. Часовой уже устал лежать и активно ворочался. Все было тихо. В полной тишине раздался крик:
— Вася, мать твою, взрывать будем!!??
У зрителей этот крик вызвал дружный смех, и начались раздаваться советы, что надо делать, чтобы взорвалось. Наконец-то раздался громкий хлопок. Сооружение на пирсе накренилось и упало, а часовой, наконец-то встал. В общем местным об ученьях было известно все: сколько, кто, откуда и почем. Военным не хватало горючки для катера и они ее занимали у местных. А горючего для вертолета ждали неделю. Ну а за эту неделю я с этими ребятами сдружился. Местные пацанята наловили крабов, я купил вина и пива, и мы пригласили их «на крабов». Посидели знатно. Разговорились, потравили байки. На следующий день состоялись заключительные маневры. Вертолет высадил десант на гору Сокол. И со стрельбой и хлопками они спустились в бухту под крики местных «Вася, давай!». Вечером я накрыл поляну в «Катерине». Разговор затянулся за полночь. На прощание я подарил командиру свой швейцарский нож. В разговоре я выяснил, что хоть на Украине есть свой день ВМФ, они по старинке отмечают, как и мы в последнее воскресение июля. Но вернемся к нашему празднику.
Пограничник, выпив с Дедом коньячку, отправился дальше по делам, не замечая Андреевских стягов на катерах.
Ребята натаскали дров, разожгли мангал, и мы выпили по первой. Пили кружками. И пока готовились угли, первые 16 литров исчезли. Пришлось ехать наверх за добавкой. Вот угольки зарозовели и шампура легли на мангал. Приятный аромат поплыл над причалом. Под шашлычок вторая фляга быстро опустела. Послали гонца за третей. Катера от причала стали отходить резвей, ну а в море выделывать пируэты. Народ веселился вовсю. Третья фляга подходила к концу. Весь мир стал розовым и пушистым. Но есть такая фраза — « все пропьем, а флот не опозорим». Послали за четвертой флягой.
Последняя фляга пошла с трудом. Но не выливать же благословенный напиток. И тогда в наши головы пришла гениальная идея. Через причал проходила дорога, которая вела на тропу Голицына. И каждому проходящему мы стали предлагать выпить за день ВМФ. Народ воспринял эту идею с энтузиазмом. И над бухтой понеслись здравицы в честь флота. Хотя находились и те, в основном с запада Украины, кто подозревал что проклятые «москали» хотят отравить незалежных. Но таких были единицы.
И вот по набережной бежал человек которого наводили по мобильному. «Где, где наливают? А вот вижу, вижу! Ура флоту! Наливай!»
Праздник получился просто великолепным. Правда, теперь каждый год кто-то из жен мужиков в день ВМФ дежурит на причале и смотрит, чтобы 48 литров вина не повторились. Мне ведь наутро отдыхать, а им работать. Вот так.

СКАЗ ПРО ТО, КАК МЫ СОКРОВИЩЕ ИСКАЛИ.
Было это так давно, что и не помнит никто. Жили два царя: один в Москве, а другой в Казани. И жить бы им в дружбе и мире, да уж больно оба гордые да злые были. Московский царь так зол был, что его Грозным звали. И вот в один из дней поспорили они, кто из них богаче. И победил в этом споре царь Казанский. Разозлился царь Московский и пошел войной на царя Казанского. Собрал он войско несметное и подступил к стенам Казанским. «Отдай свои сокровища» — потребовал он у царя Казанского. И началась битва великая. Пущенные стрелы затмевали свет солнца, лязг и стоны разносились по окрестностям, попряталось все живое. Долго ли коротко длилась битва, да только стал одолевать царь Московский, и понял царь Казанский, что не спасти ему свои сокровища. И вот призвал он к себе людей доверенных и приказал им спрятать свои сокровища, что бы не достались они царю Московскому. Да вот куда спрятать? В землю зарыть — найдут. И вот решили тогда бросить бочки с золотом и сундуки с каменьями в черные воды озера Кабан. И, как только сомкнулись воды черного озера, пали стены Казанские и побежал царь Грозный в сокровищницу, да пуста она была. И сколько не искал царь Московский сокровища, так и не нашел. Шло время и многое изменилось. И не стало ни царя Казанского, ни царя Московского и многих других, да только старики в Казани передавали легенду о сокровищах озера Кабан. И вот правил на Руси уже Иосиф Кровавый, и озеро Кабан оказалось уже в черте города, и на его черных водах лодки наперегонки бегали. И вот в один из дней с одной из лодок упал в черные воды сын местного боярина, да утонул. Разгневался боярин и приказал найти тело утопленника. Пошли лодки по черной глади и крючки железные на веревках опустились на дно. И вот крючок зацепился за что-то на дне. Потянули, да больно тяжелой оказалась добыча. Тянули, тянули, и вот на поверхности показался край пузатого бочонка. Загорелись алчно глаза у гребцов на лодке. Вот оно золото хана. Да рано обрадовались. Крючок соскочил, и бочонок ушел под воду. И сколько ни искали, ничего не нашли. Прошло еще время. И на Руси был новый царь — Мишка Меченный. И работал в листке государевом один писец, и вел он рубрику «Клады и кладоискатели». И вот в один из дней пришел к нему волшебник и говорит: « Был я на озере Кабан, когда стужа лютая сковала его воды черные, и ходил я по льду крепкому, и магическим взглядом нашел я сокровища». Обрадовался писец. Да вот как сокровища со дна то достать, не знает. И тогда вспомнил он, что лежит у него грамотка одна от человека водного морского, что на дно моря-океана опустится, может, да и на поверхность подняться, и ничего с ним не случается. Взял он трубочку говорящую, да стал разговор вести с человеком тем морским. Стал он ему обещать милость государеву да известность принародною, да и уговорил. А морским человеком был ВАШ рассказчик великоречивый. Достали мы с моим сотоварищем чешую рыбью резиновую, жабры металлические, маски стеклянные и погрузили все это в мешки дорожные. И пошли мы ко дворцу, где жил дракон железный, между городами по железным полоскам бегающий. А писец тот договорился с драконом, что в город Казань он нас доставит. Зарычал дракон, загудел и повез нас до города Казани. Долго ли коротко, да только прибыли мы под стены белокаменные и разместились на постоялом дворе. Отужинали от щедрот писца да посмотрели на волшебника что с нами прибыл, и послушали рассказы его заманчивые. Но что-то не верилось в рассказы его сладкие: и все-то он знает, и все-то он видит. Решили почивать пойти, утро вечера мудренее. На утро за нами пришла карета железная и повезла нас озеро поглядеть. Длинное черное озеро располагалось почти в центре города. На берегу располагался терем, где лодки хранились. И вот сели мы в лодку и пошли бороздить черные воды, а волшебник глаза закрыл, и заклинания начал читать, чтобы клад найти. Долго ли коротко ли бороздили мы воды озера, к обеду нашел волшебник место, и мы буек поставили. Вернулись мы на постоялый двор, забрали чешую рыбью да жабры стальные и вернулись на озеро. На берегу надели чешую рыбью да жабры железные, сели в лодку и пошли к тому месту, что буйком отмечено было. Вот прицепили мы концы страховочные, и пошли под воду черную. И не даром вода черной называлась. Ушли мы под воду на полвершка: руку в чешуе рыбьей к маске стеклянной подносишь — да ничего не видно. Только в кромешной тьме пузырьки булькают, что из железных жабр выходят. Чем ниже погружались мы под воду, тем черней она становилась. А у самого дна не вода это была, а болото поганое. И кто ступит в то болото — не вырваться ему никогда. День сменял ночь, а ночь сменяла день, ну а золото ханское в руки не давалось. Нашли мы лопату старую да плиту кухонною, что газом земным зажигалась. Устали добры молодцы, да и волшебник устал, а воз был и ныне там. И время, отпущенное им, подошло к концу. И решили они как в старину делали — привязать к веревке крюк и тащить за лодкой. И вот в сотый раз тянула лодка крюк и, о чудо, зацепился он. И снова ушел я под воду. Дошел я до дна, и лежал на дне предмет продолговатый. Обмотал я его веревками и поднялся наверх. Схватились мы все вместе за веревку и потянули наверх. И, о ужас, на поверхность всплыл утопленник. Вот и все золото. Причалили мы к берегу и вызвали стрельцов из службы сыска, чтобы они забрали нашу находку. Сели мы на берегу, горюем и курим траву никоцианову, что Петр Великий на Русь завез. И тут из тины озерной появилась голова рыбы щуки и говорит она нам человеческим голосом: «Ну и чего вы добры молодцы хотели найти в этой луже грязной? Лучше отправляйтесь к морю Черному к родственнику моему луфарю старому, и покажет он вам галеру, затопленную с золотом арамейским»…

90 лет ВЛКСМ.
Я сидел просто в огромном зале, заполненным народом. Московская городская организация ВЛКСМ или, скажем так, бывший первый секретарь горкома собрал друзей и сослуживцев. Четыре с половиной тысячи человек, огромный зал и далеко где-то сцена. Мы сидели за столами, отведенными Свердловскому РК ВЛКСМ, и вспоминали «…те дни, где вместе рубились они…». И вот в разговоре мы вспомнили историю, которая произошла ровно двадцать лет назад, 29 октября, в день 70 годовщины комсомола.
С утра телефон раскалился от звонков с поздравлениями. 70 ЛЕТ — это праздник всесоюзного масштаба. Мы собрались в заводском комитете комсомола и хлопнули по рюмашке. Пили тайно, так как рядом был партком, а его секретарь был борцом за трезвость, да и сухой закон. Выпили по второй, ну а после по третьей. Я поехал в райком, да и к вечеру надо было на торжественное заседание во Дворец Молодежи. Горбачева ждали. В райкоме все были уже в сборе – нарядные, красивые и готовые отметить праздник. Во времена сухого закона отмечать спиртным было не принято, но раз запрещали, то….. И как поет поэт «…по российской по традиции пили много, наповал…», так что к вечеру многие были уже теплыми. Вперед, во Дворец Молодежи, встречать Горбачева. Шумная компания вывалилась на улицу и, распевая комсомольские песни, направилась к метро. Милиция косилась, но делала вид, что не замечает группы подвыпивших молодых людей. До Дворца Молодежи вобщем добрались без приключений. Душа требовала продолжения банкета и, о чудо, в буфете торговали спиртным. И как герой фильма «Москва слезам не верит» я спросил у моего товарища: по коньячку? Ответ был – Не откажусь! И мы продолжили возлияния.
Наше веселье прервал шум и гам. Приехал Первый секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев. Мы направились в зал. Горбачев появился не на сцене, как было принято, а, согласно законам демократии (будь она неладна), из бокового выхода под руку с Раисой Максимовной и пошел через зал. И надо было ему остановиться у делегации нашего района. Он заметил студентку МХТИ — самого молодого делегата XIX партийной конференции — и решил ее представить жене:
«-Вот это, Раиса Максимовна, самый молодой делегат…» — но закончит он не успел.
Моего друга как подорвало. Он поднялся и для начала сложил правую руку в приветствие «Рот-Фронт», а потом чуть ли не хлопая Горбачева по щеке, произнес:
«-Михайло Сергеич, держись!!!!!»
В зале повисла тишина. Секретарь нашего райкома стал бледно-зеленого цвета и сумел лишь пропищать срывающимся голосом – «Свердловский район!»
Оргвыводов, правда, не последовало. Перестройка. Демократия (не к ночи помянуты). А через три года развалился Союз.
И вот спустя двадцать лет мы снова были вместе и со смехом вспоминали эту историю. На сцену вышел Кобзон и без музыки тихо запел «КОМСОМОЛЬЦЫ ДОБРОВОЛЬЦЫ НАДО ВЕРИТЬ ЛЮБИТЬ БЕЗЗАВЕТНО….» и зал встал и запел. Все снова были молодыми, и впереди была целая жизнь!!!

 

ПОХОД В СЕКСШОП.
Или приключение комсомольских работников во времена ПЕРЕСТРОЙКИ.
Случилась эта веселая история под самый занавес СССР.
На Белорусском вокзале группа молодых комсомольских работников садилась в поезд для туристической поездки в ФРГ. Для современной молодежи поясняю. В те далекие времена существовало две Германии. ГДР просоветская страна и ФРГ прозападная страна. Так вот мы ехали на запад, так как железный занавес почти упал и Горбачев был в Германии популярнее местного канцлера.
В топку паровоза был заброшен уголь, паровоз гудел, но не отправлялся, мы ждали.., ну, назовем его Вася, секретарь комитета комсомола из деревни Непутевка. Вобщем мы ждали Васю. Почему мы его ждали? В те времена наши старшие товарищи вели беспощадною войну с «зеленым змием» и по всем фронтам терпели поражение за поражением, но водки было достать почти невозможно, по крайней мере в тех объемах, в каких мы хотели. Васе мы заказали двадцать бутылок, так как в деревне Непутевка был ликероводочный завод. Его ждали как манну небесную. И вот в конце платформы появился Вася!!! Но что это? О боже! Вася был Васей! За ним носильщики катили две тележки, на которых располагались двадцать ящиков водки. Мама родная!!!!! Ты что, сдурел, набросились все на него. А он как Кузьмич из «Особенностей национальной рыбалки» резонно заметил: просили двадцать, я и привез двадцать, я своему здоровью не враг. Но не выбрасывать же, и мы стали грузить все это в поезд.
В те былинные времена в каждой туристической группе, выезжающей за рубеж, был сотрудник КГБ, который следил за поведением туристов, а по приезде в Союз писал отчет. И вот по странному стечению обстоятельств к нашей группе был присоединен сотрудник женского полу, молоденькая и симпатичная. Она с ужасом смотрела, как мы загружаем водку, а когда Вася лихо ей подмигнул, она поняла, что ее карьере конец. Но это было только начало. Самое интересное было впереди. Как только перрон поплыл в окнах, стаканы из-под чая наполненные огненной водой чокнулись и начали опорожнятся со страшной скоростью. Советско-польская граница прошла как в тумане. Вася разошелся и все поднимал тосты за прекрасных дам и после этого все пытался прорватся в купе к нашей кгбешнице. Та держала оборону и, наверное, проклинала тот момент, когда она села в этот поезд.
Границу с ГДР пересекли так же без проблем, а вот на западной застряли. Пили мы конечно дружно и много, но всей водки выпить не сумели, и ее значительное количество еще оставалось в купе. Немецкий пограничник флегматично посчитал количество спиртного и сказал, что такое количество перевозить беспошлинно нельзя. и назвал нам сумму. Данная сумма превышала вдвое все деньги, которые у нас были. Что делать? Стали будить Васю. Вася прекрасно изъяснялся по-немецки. Тело, которое было Васей, никак не хотело вставать. И только когда кто-то крикнул: « Вася водку отнимают !» – он очнулся. Посмотрев совершенно трезвыми глазами на пограничника, он начал ему объяснять, что это не на продажу, а для личного использования, и что у русских широкая душа и потому водки надо много. Немец согласился, что душа широкая, но так много водки нельзя. Что было делать? И тогда Вася скомандовал: « Товарищи, стаканы!» Мы сдвинули стаканы. Вася открутил голову бутылке и разлил. Все выдохнули, выпили, занюхали кто чем, и снова сдвинули стаканы. Вася открутил голову второй бутылке, налил, выпили. Слух моментально разнесся по вагону, и уже за раз выпивали по две бутылки. Число желающих выпить все увеличивалось. И когда прикончили двадцатую бутылку, немец поверил. «Хорошо, хорошо, только после этого не садитесь за руль» — пожелал он.
И вот она – Германия – экскурсии, поездки, встречи. И каждый вечер продолжались возлияния. Но, как говорит старая русская пословица: «сколько водки не бери, а второй раз бежать придется». Поздно ночью, когда все рестораны и бары закрылись, а горячительные напитки в номере кончились, группа молодых людей решила найти еще выпить.
Незнакомый немецкий город, и огни мелькают и зовут. Подошли к одной витрине, к другой — все закрыто. И вот, о чудо, одна из дверей хлопнула, и оттуда вышел человек и пошел по улице в сторону от нас. Наверное «винный» — решили мы. Куда еще может пойти человек посреди ночи. Если бы мы только знали, что еще есть магазины, куда ходят по ночам.
Шумной компанией мы ввалились внутрь. За прилавком никого не было, в магазине царил полумрак. Если кто помнит, тогда много писали о том, как советские граждане, попадая на запад и заходя в магазин, теряли сознание от количества колбасы, косметики и прочих товаров. А тут, оглядевшись, мы увидели такое, что просто челюсти стукнули по полу и поскакали прочь, а крыши у всех задымились и съехали напрочь. Ведь в СССР секса не было. Это сейчас сексшопы на каждом углу, а раньше их просто не могло быть. Мама родная!!! Мы стояли посередине сексшопа и вокруг было такое!!! Первым опомнился Вася. Он подошел к стенду и, открыв его, снял громадный обоюдоострый резиновый мужской прибор. Помахав им в воздухе, он достал женский прибор. Видимо что-то там сработало, и в зал вбежал продавец. Он что-то громко кричал нам по немецки и видимо предлагал покинуть помещение. Вася не растерялся и, приобняв немца, стал что-то ему объяснять. Вид был комический. Маленький немец и обнявший его Вася, в одной руке у которого мужской прибор, а в другой женский. Немец что-то лепетал, а потом спросил: «Юги?» Так называли жителей Югославии. «Нет,» — сказал Вася – «мы Раша». «Русские» — почему-то обрадовался немец. И залепетал: «Горбачев, Перестройка, Водка». И предложил нам выпить. Это было его ошибкой. Все остальное было как в тумане.
К завтраку Вася не вышел. Предчувствуя нехорошее, наша кгбешница поднялась к нему в номер. Дальше пишу то, что мне рассказал Вася.
Проснулся он в своем номере в пустой ванне и голый. Видимо хотел принять душ и в процессе заснул. Голова разламывалась после вчерашнего. Хотелось пивка. Как он был нагишом, он пошел к холодильнику. Он достал и открыл бутылку. После первых глотков жизнь началась налаживаться. И тут он заметил, что посреди номера стоят четыре огромных пакета. Откуда они, Вася не помнил. И вот он решил проверить и, недолго думая, начал высыпать из них содержимое себе под ноги. Это были подарки из сексшопа. Чего там только не было! Попивая пиво, Вася поворошил кучу и достал женский прибор. Раскрыл упаковку и зачем-то запихнул в это изделие бутылку пива. Тут и открылась дверь. На пороге стояла наша кгбешница. Представьте себе картину, которая предстала перед ее глазами. Посреди номера стоит голый мужик по-колено в резиновых изделиях и насилует бутылкой пива одно из них. Бедная девушка от такой картины потеряла сознание. Ели откачали. Ну, все эти игрушки завести в союз нам не дали, все конфисковали на таможне. Оргвыводов тоже не последовало, видимо в своем отчете милая девушка этот инцидент опустила. Вот такой первый поход в сексшоп.

Обратный звонок
Обратный звонок