Что ищут на дне водолазы Латвии?

Историческая справка. Первыми подводно-историческими работами в Латвийских водах можно смело Что ищут на дне водолазы Латвии?назвать исследования отставного офицера Российской армии Гартнера в 1913-1914 годах на месте гибели российского линейного корабля «Москва», Зиемупе, Либава.

Последующие исторические и политические события надолго закрыли путь исследователям в морские глубины  Латвии. Только предшественники современных собирателей металлолома в 30-е годы прошлого столетия и после второй мировой войны (ЭПРОН)  активно действовали на затонувших судах , превращая когда-то гордых покорителей морей  в груду металла, независимо от их исторической ценности.

К счастью для морских археологов и историков, любителей металла мало интересовали остатки парусников или чересчур проржавевшие корпуса кораблей, до и песок довольно скоро покрывал то , к чему  не успели приложить свою руку подводные предприниматели.

Кладбища кораблей.Среди известных сотен затонувших кораблей, большинство пошло (или специально Кладбища кораблейутоплены, перекрывая входы в гавани и форватеры) на дно во время двух последних мировых войн.

Возникли кладбища кораблей , которые стремились, покинув порты Лиепаи, Вентспилса и Риги,  найти убежище в Финском заливе под укрытием артиллерии Ленинграда и Кронштата. В результате неприрывных атак немецкой авиации, подводных лодок, большая часть из них осталась под водой на минных полях по  пути от Лиепаи до Питера.

В концен последней мировой войны шел обратный процесс – бегство в Германию.

Теперь уже немецкие транспорты груженые военной техникой, ранеными и беглецами, а так же награбленным, шли на дно, пополняя интернациональный состав затонувших кораблей.

Конечно и природа приложила свою руку к судьбе многих сотен и тысяч кораблей, нашедших свой конец у Акменьрагса, Колки, Овишей, у Лиепаи и Риге. Ни огромный опыт моряков , ни все более совершенное навигационное оборудование не могло гарантировать безопасный проход из Балтийского моря в Рижский залив, тем более под пристальным вниманием куршских мореходов, не делающих различия между добычей с немецких еорговых когов или просто отнимая уже награбленное у коллег по промыслу – викингов.

 

Дайвинг. В Латвии любительский дайвинг возник одновременно с профессиональными подводными историческими исследованиями. Общая стартовая позиция способствовала  тесному сотрудничеству в области организации цивилизованного подводного туризма и редко приводило к проблемам возникающим в результате нарушений закона ЛР «Об охране памятников культуры». Небольшое количество любителей нырнуть на рэк и их постоянное участие в обследовании затонувших судов, под руководством историков, помогало избежать конфликтов, возникающих во многих странах мира при развитии подводного туризма Мы, как и в других морских державах, искали и продолжаем искать наиболее эффективные и наименее болезненные пути подводно-исторических исследований, не закрывая возможности  и не запрещая ныряльщикам – любителям прикоснуться к тайнам истории на дне Балтийского моря, при  необходимости охраняя памятники истории и  культуры под водой.

Появление в скором времени  многих тысяч дайверов (теперь, после вступления в ЕС и наличия в Латвии комфортных баз для подводного туризма) уже сейчас заставляют морских археологов и туристические агенства упорядочить возможности подводного  туризма, сделав его законным, безопасным и привлекательным.

 

Объекты. Чем же могут быть интересены воды Латвии? Конечно не подводными пейзажами и теплой водой. Интерес представляют затонувшие корабли, их судьба и тайны которые они унесли с собой. Да и любителям экстрима есть где развернуся. Глубины до 120 м , отсутствие видимости, ледяная вода даже в самые жаркие летние дни  и суда покрытые сетями как саваном – вот и адреналина с избытком.

Однако не обязательно проверять себя на пределе.. Экстрим – это для некоторых. Большинство предпочитает и воду потеплее и видимость получше, да и сеток поменьше. Сейчас предпочтением  у Латвийских дайверов пользуются семь объектов.

Глубины от 7 до 30 м , возраст от 200 до 60 лет и базы на берегу уже несколько лет постоянные. По установившейся традиции за охранный режим на подводных объектах отвечает инструктор – гид, организующий ныряние и сопровождающий группу. Чаще всего те же инструктора информируют Инспекцию по охране памятников культуры Лативии о замеченных нарушениях и стараются их предотвратить. Ведь это же их бизнес. Намного серьезней стоит вопрос о безопасности такого отдыха. Ни один из затонувших кораблей не подготовлен по–настоящему  к посещению подводными туристами.

Например , найденный в 2000 году большой немецкий транспорт (наиболее популярный объект, условное название «Адольф Гитлер») , находится на глубине 27 м , 11 км от  берега , сильно  поврежден и трюма  наполненны минами. Меннее опасный, но уже 7 лет задающий много вопросов немецкий транспорт «Эльбинг – Ш», на посуде которого тщательно стерта свастика, а рядом с патефоном найдена плястинка с речью И.Сталина о победе над фашизмом. К сожалению не удалось проявить найденную на том же судне пленку из фотоапарата и сделать фотографии. Но лежащее на глубине 10 м и относительно безопасное для погружений судно является привлекательным объектом для начинающих ныряльщиков.

Искуственный остров в 5 км от берега в районе мыса Колка (Домеснес) и построенный на нем во второй половине 19 века маяк спасли многие суда и людей от гибели. Но это – одно из самых опасных и коварных мест Балтийского моря стало последним прибежищем для сотен, а может быть и тысяч затонувших кораблей. Один из них,  парусник 18 века, рядом с этим островком, несмотря на небольшую глубину ( 7м) и сильное течение,очень неплохо сохранился и тоже готовится стать одним из туристических объектов.

поиск и подъем затонувших объектов

 

Поиск. Помимо известных ныряльщикам объектов для дайверов есть возможность самим сделать интересные открытия в латвийских водах.

Знаменитая шведская эскадра Флеминга потеряла в бурную сентябрьскую ночь 1625 года 10 из своих  15 кораблей у мыса Колка. Их поиски велись с момента катострофы, а последние искатели сокровищь появились из Германии в 2002 году. Но как и их шведским коллегам им помешали погодные условия и явное нежелание местных жителей видеть у себя непрошенных гостей. Работы морских археологов, при раскопках предполагаемого судна этой эскадры в 1999 году ситуацию не прояснили, а только подогрели интерес к последующим поискам. То же самое можно сказать и о гибели 8 судов российского десанта с казаками в том же районе в 1805 году, тем более что у Колки есть затонувшее судно которое местные жители завут «Казацкий рэк».

Попытки продолжить исследование места гибели в 1758 году упомянутого линейного корабля «Москва» привели к находке части большого судна под водой  ( 25х7) в предполагаемом месте и появлению множества вопросов которые скорее запутывают картину, а не проясняют. Еще более интригующей является информация о постройке и испытаниях первых в России подводных лодок в Лиепае. Решение этих вопросов заложено в запланированных на этот год подводных работах в районе Лиепаи.

Не секрет что любое воздействие как археологов так и ныряльшиков на затонувшие суда ведут к необратимым изменениям исторического мести, а иногда и к их потере. Значительно масштабней и более деструктивной может быть изучение и проверки (на предмет взрывоопасных объектов) кладбищ кораблей – этих уникальных исторических комплексов, сосредоточенных на четко ограниченных териториях. Где проходит та невидимая граница между желанием открыть новые тайны  и разрушением довольно хрупкого подводного мира предстоит определить нам – историкам и дайверам, без которых многие подводные тайны так и не были бы открыты.

Обратный звонок
Обратный звонок